Техницистское направление

Самым «молодым» среди основных течений социальной философии является техницизм, возникший в 20-е годы нашего века в работах американца Т. Веблена.

Техницизм, подобно биологизму и психологизму, также в значительной степени возник как методологическая оппозиция историческому материализму, причем оппозиция весьма своеобразная.

Чтобы понять одну из его особенностей, необходимо иметь в виду, что с момента появления исторического материализма оппоненты пытаются представить его в качестве экономического материализма, то есть такой социально-философской концепции, которая якобы отрицает активную роль любого из внеэкономических факторов (политического, морального, художественного и т. д.). Эти обвинения не прекращаются и сегодня, но наряду с этим мы видим, как сами оппоненты в лице техницистов скатываются к подобию экономизма, причем в его наиболее упрощенном варианте. Из двух сторон способа производства материальных благ техницисты учитывают только одну производительные силы, абстрагируясь от производственных отношений. Но даже производительные силы берутся не в целостности: односторонне выпячивается роль техники (средств производства) и совершенно игнорируется человек как главная производительная сила общества.

Общим стилем техницистского мышления уже с 40-х годов начинают пропитываться самые различные направления западной, в частности американской, социологии. На техницистском мировоззрении основывалась общеисторическая концепция «стадий экономического роста» У. Ростоу, которая наряду с теорией «единого индустриального общества» Р. Арона стала непосредственным и главным источником целого поколения концепций «индустриализации». «Постиндустриализм» 60–70-х годов несколько сглаживает техницистскую бескомпромиссность «индустриалистов» путем повышения внимания к явлениям политической жизни, культурно-историческим и духовным факторам. Однако «многофакторный» подход постиндустриалистов (Д. Белл, Дж. Гелбрайт, 3. Бжезинский и др.) к социальной действительности оставляет в стороне такие решающие признаки общественного развития, как собственность, классовая структура, социально-экономический строй. Вот почему можно с полным основанием сказать, что социальные явления (в том числе эпохи перехода от одной формации к другой) интерпретируются не только глашатаями «нового индустриального», но и пропагандистами «постиндустриального», «технотронного» и «супериндустриального» общества главным образом с позиций технологического детерминизма. Он же дал начало и основным современным прогностическим теориям[8], независимо от того, рассматривают они технику как «злого демона», способного погубить цивилизацию, или возлагают на нее радужные надежды.

Спору нет, анализ техники был важен всегда и особенно важен сегодня в условиях перехода к информационно-компьютерной волне цивилизации. Но известная абсолютизация роли и значения техники приводит к сужению понятия «материальная основа жизни и развития общества» до понятия «технические условия производства», к попыткам вывести коренные социальные изменения во всем объеме и во всех случаях прямо и непосредственно из научно-технической революции. Укажем также на рельефно выраженное при этом смешение экономического базиса, на котором зиждется формация, с технико-технологическим базисом цивилизации.