От философии Гегеля к диалектическому материализму

Философия Гегеля

Кантовская философия дала мощный импульс развитию немецкой философии. Кант исходил из противопоставления субъекта внешнему миру, объекту. Уже Фихте стремился преодолеть эту двойственность, считая, что субъект — это единственная основа и мира в целом, и правильной философии. Фридрих Шеллинг также стремился к преодолению двойственности субъект-объект. Он строит свою систему на базисе философии тождества субъекта и объекта. Такой подход, который был детально развит Георгом Гегелем, привел к абсолютному идеализму.

Гегель стремился приблизить философию к науке. Это означало построение философии в форме взаимосвязанных идей. О чем бы ни рассуждал Гегель, он везде видит идеи, им нет преград. Но что такое идея? Разъясняя природу идей, Гегель максимально критически относится к способу философствования, при котором идеи считаются плодом всего лишь субъективной деятельности человека. Идеи Гегеля — это суть вещей, любых, в том числе и понятий. Это суть и объекта, и субъекта. Вот и получается, что противопоставление субъекта и объекта в идее преодолено.

Может быть, гегелевские идеи — это просто химеры, выдуманные философом? Вряд ли. Рациональное истолкование природы гегелевских идей с позиций современной науки может быть таким (другого не видно): идеи, идеальное — это не что иное, как тот уровень реальности, который не есть сами единичные материальные вещи или же мысли людей. Это — родовые реалии, принципы. Законы и принципы существуют объективно, как в присутствии субъекта, так и без него. Субъект понимается в науке на базе законов (идей). Становится понятным, почему Гегель не хочет начинать философствования с субъекта, равно как и с природы. Ведь то и другое само по себе не истинно, они оба — проявления идей. Выходит, что позиция идеализма вполне оправдана самой структурой науки, где законы объясняют единичные явления, а не наоборот — единичные явления объясняют законы.

Обратим внимание на особенности изменчивости идей. Идеи "самодвижутся". Каждая отдельная идея переходит в свое иное, в другую идею. Это — диалектическое отрицание. Тезис переходит в антитезис, затем они сливаются в новое единство. Синтезирующая идея содержит тезис и антитезис как свои моменты. Гегелевская триадичность тезис — антитезис — синтез многократно и, надо полагать, не без оснований ставилась под сомнение в том смысле, что не везде она имеет место. Более неуязвимыми для критики являются констатируемые Гегелем взаимосвязи идей, присущие им моменты отрицания и преемственности. Философия Гегеля выступает как чистая стихия мышления, восхождение от абстрактного к конкретному.

По Гегелю, идеи существуют на трех уровнях: 1) идеи сами по себе; 2) идеи в природе; 3) идеи в духе. Соответственно этому тройственному делению Гегель пишет книги: "Наука логики"; "Философия природы"; "Философия духа". Эти книги образуют "Энциклопедию философских наук". Тотальность идей Гегель называет абсолютной идеей или просто идеей. Речь идет о саморазвивающейся тотальности, с которой философия имеет дело как наука о всеобщем. Рассмотрим последовательно гегелевские науку логики, философию природы, философию духа.

Наука логики содержит: учение о бытии, учение о сущности, учение о понятии.

Учение о бытии начинается с рассмотрения содержания чистого бытия, понятия нечто и становление. Затем анализируется главная триада бытия: качество — количество — мера. Качество и количество являются характеристиками нечто. Если изменится качество, то нечто перестанет существовать. Количество при данном качестве может изменяться в некоторых пределах, при этом сохраняется старое качество, а следовательно, и само нечто. Единство качества и количества образует меру. Переход от одной меры к другой, новой, есть скачок.

В учении о сущности Гегель выделяет в нечто решающее, главное: это сущность и определяемое сущностью явление. Сущность в силу своей внутренней противоречивости сама себя отталкивает и переходит в явление, в существование. Таким образом, источником движения является противоречие сущности, наличие в ней противоположностей. Единство сущности и существования Гегель определяет как действительность, но это прежде всего возможность, ибо действительность может быть весьма разной по своим характеристикам. В этой связи возникает вопрос о случайности и необходимости. Французские материалисты XVIII в. трактовали случайность и необходимость как черты реальных явлений, считая вместе с тем, что истинное познание устраняет случайность. Гегель в соответствии со своим идеалистическим методом более основательно освещает соотношение необходимости и случайности. Случайное, по Гегелю, есть неустранимая характеристика действительности. Но в сфере идеального она есть проявление необходимости. С использованием современных данных мы можем иллюстрировать это тем, что все вероятностные процессы описываются законами. У Гегеля фактически речь идет о подчиненности всякого случайного законам-идеям. Против такого представления возражать трудно. Если случайность есть проявление необходимости, то в соответствии с этим свобода человека выступает осознанием необходимости. Необходимость слепа лишь постольку, поскольку она непознана. Человек обладает свободой в рамках тех идей-законов, которые действуют в обществе. Думается, гегелевское понимание соотношения необходимости и свободы обусловило его, не лишенное моментов консервативности, отношение к революционным преобразованиям. Ведь последние довольно часто проводятся "на ощупь", "вслепую", что, видимо, не могло устроить склонного к глубоким раздумьям философа. Отсюда его осторожное отношение к революционным призывам.

Учение о понятии. Название этого раздела "Науки логики" не должно вводить в заблуждение. Речь идет не только о субъективных понятиях. Субъективное понятие, по Гегелю, есть лишь самая бедная форма понятия. Субъективное понятие, развиваясь, достигает объективного понятия, объекта; дальнейшее развитие приводит, наконец, к понятию субъекта-объекта. Гегель рассматривает в "Философии природы" последовательно механику, физику, органику; в "Философии духа" — субъективный дух (личность), объективный дух (семью, гражданское общество, государство), абсолютный дух (тремя ступенями развития которого выступают искусство, религия и философия). Система закончена. На страницах своих произведений Гегель демонстрирует всю мощь своего философского разума. В начале XIX в. не было человека, который мог бы самостоятельно составить энциклопедию всех наук, но был гений, который сумел представить энциклопедию философских наук. То, что сделал Гегель, по праву считается философским подвигом. Схематически гегелевская энциклопедия философских наук выглядит следующим образом (см. схему).

Главными особенностями гегелевской системы обычно называют абсолютный идеализм и диалектику. В отечественной философской литературе советского периода идеализм Гегеля ругали, а диалектику хвалили. Считалось, что если идеализм заменить материализмом и его соединить с диалектикой, то получается передовая философия, диалектический материализм. О диалектическом материализме разговор впереди. Сейчас же отметим, что критика идеализма Гегеля обычно носила вульгарный характер. Главное в идеализме Гегеля — это уразумение наиболее содержательных аспектов научного знания касательно философии. Применительно к условиям начала XIX в. Гегель выполнил дело своей жизни блестяще. За прошедшие после него чуть ли не два века, естественно, идеализм системы Гегеля нуждается в коррективах, но в целом гегелевское творение выдерживает проверку и сейчас. Тому, кто изучает философию Гегеля, открывается возможность для более глубокого постижения природы идеального, закономерного. А это в науке самое сложное.

Что касается диалектики, то она выступает у Гегеля как восхождение от абстрактного к конкретному, это переход идей, их соотношение, наконец, развитие. Диалектике идей соответствует диалектика единичных явлений, где обнаруживается качественно-количественное преобразование, соотношение противоположностей, развитие явлений. Здесь следует сделать одну оговорку: для Гегеля явление — это тоже идеи, диалектика явлений соответствует диалектике сущности. Настойчивое стремление Гегеля "погрузить" сферу реальных явлений непосредственно в идеи, в законы, представляется чрезмерным. Мир единичных реальных явлений на самом деле "вмещается" в мир идеального, но вместе с тем он относительно самостоятелен. Это последнее обстоятельство Гегель нередко игнорировал, давая повод своим оппонентам обвинить его в мистифицировании реального. Диалектика Гегеля явилась значительным шагом вперед в том смысле, что до Гегеля сложная жизнь понятий не учитывалась столь полно, как в гегелевской системе. Разумеется, гегелевские открытия не приходили в противоречия с задачами формализации логических операций. Гегель не отменил законы формальной логики, к которым он относился излишне критически, он их дополнил новыми представлениями. При этом, если не до конца, то отчасти, некоторые черты диалектики Гегеля были позднее формализованы. Гегелевский переход понятий выступает, например в математике, как доказательство, а оно формализуемо. Дедукция в науке фиксирует отношение сущности и явления. Сложнее обстоят дела с развитием идей, сколько-нибудь полно формализовать этот процесс пока не удается.

Гегель выработал особый вариант философского стиля мышления, то, что он сам называл спекулятивным мышлением. Истоки такого стиля мышления мы находим уже у Платона, а затем и у других философов, особенно рационалистов и Канта. Но только Гегель придал философии подлинно системный научный характер. Подобно тому как Ньютон явился создателем теоретической физики, Гегель стал творцом философии как теории. Всякий, кто способен к теоретическому философствованию, неминуемо использует достижения гегелевского гения. Эти достижения — кратчайший и верный путь к сокровенным тайнам вообще всякого последовательного мышления.