Философия истории

Социальные законы

Философия истории призвана раскрыть содержание и сущность исторического процесса, его закономерности, направленность, движущие силы и т. д.

Многие мыслители прошлого, сравнивая явления природы с общественными явлениями, отличия между ними видели в том, что история общества делается людьми, тогда как в природе явления происходят сами собой в результате взаимодействия слепых, стихийных сил. Люди не совершают ни одного поступка, если их не побуждают к этому какая-то мысль, желание, мотив. Поскольку же вся жизнь складывается из поступков людей, то в обществе все определяется сознанием людей. И если признать, что люди делают историю по своему усмотрению, то о каких объективных законах в обществе можно говорить?

Концепция, отрицающая существование объективных законов социальной действительности, достаточно распространена и сегодня. В дополнение к сказанному выше в ее пользу приводятся еще следующие аргументы.

• Утверждается, что социальная действительность, в отличие от природной, слагается из неповторимых, абсолютно индивидуальных событий, которые не могут быть подведены под общий закон (В. Виндельбанд (1848–1915), Г. Риккерт (1863–1936) и др.).

• Утверждается, что в историческом развитии нет необходимости, а есть только возможности, реализация которых зависит от различных обстоятельств. Получается, что в истории господствует случайность. Здесь можно напомнить старую шутку о том, что если бы у Клеопатры был курносый нос, история имела бы другой вид. А Б. Рассел в этом же ключе говорил, что если бы Генуя не уступила Франции Корсику в 1768 г., то Наполеон, который родился в следующем году, был бы итальянцем, и история Франции была бы иной.

В ходе истории имеются различные возможности, и реализация той или иной из них определяется ходом борьбы различных социальных сил. При этом если говорить не о субъективных предположениях и проектах политических деятелей, а о реальных возможностях, то они определяются объективными условиями развития общества. Случайности, конечно, оказывают влияние на ход событий, но не определяют его общего направления.

Хотя жизнь общества складывается из действий людей, из этого отнюдь не следует, что все происходящие в обществе процессы полностью контролируются сознанием людей и подчиняются их действиям. Существуют объективные обстоятельства, которые ограничивают возможности осуществления человеческих желаний и намерений – как для отдельной личности, так и социальных общностей.

Люди сами творят историю, они одновременно и авторы и актеры собственной драмы. В обществе существуют и действуют объективные законы. Исторический процесс – результат деятельности людей, и в то же время – он объективно закономерен.

Эта ситуация ставила многих социологов в тупик: они либо признавали существование независимых от людей законов (в религиозно-идеалистической философии они выступали как судьба, рок, фатум), считая при этом, что деятельность людей не способна влиять на ход исторического развития (фатализм), либо утверждали существование свободной от каких бы то ни было законов деятельности людей (волюнтаризм).

В обществе нет жесткой предопределенности, однозначной детерминации поведения людей. У человека есть определенная свобода действий, и выбор того или иного поступка мотивируется его субъективными побуждениями.

Каждое поколение, вступая в жизнь, включается в определенные объективные условия, которые сложились до его появления на свет и, следовательно, независимо от него (то или иное состояние производства, предметы быта, традиции и обычаи, социальные институты). Эти обстоятельства в общем определяют образ жизни и образ мыслей тех социальных групп, в которых живут люди. «Люди сами делают свою историю, – писал Маркс, – но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого».

Новое поколение своей деятельностью может изменить действительность, но оно может это сделать, если в этой действительности имеются объективные условия и средства этой деятельности. Каждое данное состояние общества определяет возможности его преобразования и основные черты его нового состояния, которое появится как итог этого преобразования. Так, переход от одного общественного строя к другому оказывается объективно возможным вследствие возникновения новых производительных сил, которые вступают в противоречие со старыми производительными отношениями. Необходимость такого перехода рано или поздно осознается передовыми силами общества, интересы которых сталкиваются с интересами отживающих сил, стремящихся сохранить старый строй.

В результате процесс общественного развития совершается закономерно и сознательная деятельность людей в конечном счете является необходимым элементом этого закономерного процесса. Люди сами творят свою историю, но творят ее в соответствии с возможностями, определяемыми объективными, не зависящими от воли и сознания людей, законами.

Законы истории обусловливают «веер возможностей», которые могут реализоваться, и притом по-разному, или же не реализоваться. Какие же из возможностей и как реализуются, а какие останутся нереализованными, зависит от субъективных помыслов и действий людей. Но более того, изменения в сознании людей становятся фактором, изменяющим социальную реальность и тем самым – условия действия исторических законов. Поэтому «веер возможностей» не имеет фиксированных, неизменных границ: новые идеи и проекты общественного переустройства, рожденные в умах теоретиков и получающие признание в обществе, могут породить новые возможности и расширить их «веер». Законы истории, таким образом, допускают историческое творчество.

Стрелки на рисунке – это «веер возможностей». Пунктирными линиями изображены его границы, двойным пунктиром – границы, раздвинутые историческим творчеством. Жирные стрелки означают наиболее вероятные возможности. Но реализоваться может любая возможность в границах заданного веера. Это опять-таки означает, что законы истории, как уже отмечалось, не имеют той однозначности, необходимости, неотвратимости, которая присуща законам природы. Зависимость результатов действия законов истории от сознания и воли действующих лиц приводит к тому, что эти законы намечают лишь общую тенденцию к развитию социальных процессов в некотором направлении или, можно сказать, «угол разброса» векторов общественного развития (имеющий к тому же изменяющийся раствор). Предвидеть будущее, опираясь на эти законы, можно только в некоторых общих чертах, но не в конкретных деталях. Имея в виду указанную особенность законов истории, их называют «законами-тенденциями» – в отличие от законов, позволяющих точно рассчитывать, что произойдет при тех или иных заданных условиях.

В некоторый исторический момент есть определенный спектр возможностей дальнейшего развития событий. Законы определяют границы этого аспекта, но не определяют того, какая из возможностей реализуется. Социальные законы представляют собой «законы-тенденции», которые не определяют однозначно каждое отдельное событие, а выражают общее направление исторического развития, тенденции множества массовых событий. Законы определяют в общих чертах тенденцию развития общества, а конкретный ход исторических событий – результат взаимодействия многих факторов.

Познание социальных законов сталкивается с рядом трудностей. Во-первых, нужно учитывать, что природные объекты относительно просты, относительно стабильны и существуют в развитом виде до начала их познания. Социальные объекты существенно более сложны, динамичны. Познание законов общественного развития зависит от степени развития общественных отношений, и поэтому их обнаружение становится возможным лишь при определенных исторических условиях, на определенном уровне развития общества. Так, классовое деление общества до капитализма прикрывалось сословным, кастовым, религиозным делением и это затрудняло познание закона классовой борьбы. Лишь при капитализме классовые отношения стали более выраженными и были осознаны.

Во-вторых, социальные группы, классы по-разному относятся к познанию и действию законов. Предмет естествознания, как правило, не затрагивает непосредственно социальные интересы. Конечно, и в истории естествознания известны концепции, вокруг которых велась борьба (например, концепции Коперника, Джордано Бруно, Дарвина). Естествознание непосредственно не затрагивает интересы классов. А в общественных науках сам предмет изучения – общество с его экономическими, социальными, политическими, идеологическими подсистемами – тесно связан с классовыми интересами. И не случайно, что отмечаются ситуации, когда господствующие классы не заинтересованы в познании объективных законов развития общества, стараются их скрыть, исказить в своих интересах.

Ценность научной теории в значительной степени измеряется ее способностью предвидеть ход событий. А предвидение может быть эффективным, если оно опирается на знание законов.

Предвидение в общественной жизни отличается от предвидения процессов природы. В астрономии, например, можно на десятилетия вперед предсказывать появление кометы, солнечные и лунные затмения и т. п. В обществе дело обстоит сложнее. Многие факторы общественной жизни не поддаются количественному выражению. Как, например, учитывать моральные факторы в деятельности людей; ведь это не явления такого же рода, как координаты и импульс кометы.

Законы общественных явлений пока еще имеют качественный характер. Мы не знаем скорости социальных процессов, знаем пока их направление. Так, мы знаем закон взаимосвязи производительных сил и производственных отношений, знаем, что несоответствие характера производственных отношений уровню развития производительных сил приведет к качественному изменению данного общества, но мы не можем указать сроков этого изменения, его конкретных форм.