Истина

В процессе познания знание не только получается, но и оценивается. Знание можно оценивать с разных точек зрения: полезности, важности, применимости и т. д. Главное место здесь занимает оценка знания с точки зрения его истинности или ложности. Вопрос об истине – центральный вопрос теории познания. Гегель писал: «Истина есть великое слово и еще более великое дело. Если дух и душа человека еще здоровы, то у него при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь»[12].

Слово «истина» многозначно. Возьмем вопрос, который, согласно христианскому вероучению, Пилат задал Христу: «Что есть истина?» Ведь здесь можно увидеть два разных вопроса: 1) что означает вообще понятие истины и 2) которое учение из нескольких имеющихся истинно? Философию интересует, главным образом, первый вопрос, а второй обычно ставится в какой-либо специальной области знания.

В философии понятие истины, как правило, относят к знаниям, суждениям, концепциям. Но понимание истины различно в разных философских направлениях.

В объективном идеализме и религии истина понимается как некоторая идея вне человека. Религия говорит об истине откровения. Это своего рода мысли, указания, нормативы поведения человека, исходящие от божества. Некоторая вещь так же может быть названа истинной, если она соответствует идее. Истинный друг – тот, кто соответствует понятию друга (Гегель).

Субъективный идеализм связывает истину со свойствами и структурой человеческого сознания, трактуя истину как «экономию мышления», непротиворечивость знания, процесс мышления, ведущий к полезным результатам и т. д.

В материализме понятие истины относится не к каким-либо вещам, явлениям объективного мира, а к знаниям об этих предметах, явлениях. Основы материалистического понимания истины были заложены Аристотелем; считая истинность не свойством вещей, а свойством представлений и суждений, он определял истинность тех или иных суждений как их соответствие действительности. Эта точка зрения получила название классической теории истины. Ее разделяли многие философы (в философии Нового времени – Гольбах, Фейербах, Маркс и др.).

Ленин называет объективной истиной «содержание знаний, которое не зависит от субъекта, т. е. не зависит ни от человека, ни от человечества»[13]. Как знание истина проявляется в субъективной форме, ее формулирует человек, но понятие истины характеризует знания не с точки зрения субъективной формы, а с точки зрения их объективного содержания. А содержание истины определяется не субъективными волениями людей, а теми свойствами и отношениями объективного мира, которые отражаются в знании. Объективная истина – такое содержание человеческих знаний, которое соответствует объективному миру.

Объективная истина независима от человека и человечества в том смысле, что она не зависит от произвола людей, от их субъективных желаний и мотивов. Ложные же высказывания не соответствуют действительности потому, что зависят от произвола того человека, который их выдумал и распространяет. Поскольку человек не диктует объективному миру свои утверждения, а, наоборот, свои суждения, содержания своих суждений черпает из объективного мира, он высказывает истину.

Говоря о ложном, нужно различать преднамеренную ложь и заблуждение. Первая имеется тогда, когда человек осознает, что его высказывание не соответствует действительности, однако утверждает его как истинное; заблуждающийся же принимает ложное за истинное. И преднамеренная ложь, и заблуждение сходны в том, что они не соответствуют объектам.

Знание может соответствовать отражаемому в нем объекту с разной степенью полноты и точности. Хотя с каждым поколением человечество глубже и полнее отражает материальный мир и самого себя, однако говорить о «завершении» познания не имеет смысла. Знания человека в каждый момент ограниченны, приблизительно правильно отражают действительность. Эта ограниченность обусловлена уровнем развития практики. Знания людей, которые в основном адекватно отражают мир и в процессе развития практики уточняются, углубляются, конкретизируются, называют относительной истиной. С другой стороны, истинное знание всегда содержит в себе элементы точного, абсолютно верного знания, которое принято называть абсолютной истиной. Абсолютной истиной являются результаты познания отдельных сторон изучаемых объектов (например, в форме констатации фактов: «Тела состоят из атомов», «Сторона треугольника меньше суммы двух других сторон» и т. д.), то содержание знания, которое сохраняется в процессе дальнейшего познания. Абсолютную истину понимают также в смысле полного знания о мире (что актуально никогда недостижимо).

Истина – это процесс, идущий от менее точного и полного знания к более точному и полному знанию. Этот процесс – движение к абсолютной истине через относительные. Элементы точного знания присутствуют в каждой относительной истине. На пути движения к объективной истине истина сосуществует с заблуждением, иллюзией, фантазией; относительно изменчивое, приблизительное знание – с устоявшимся, точным, абсолютным.

Не следует думать, что объективная, относительная и абсолютная истина – это отдельно существующие истины. Истина одна. Каждая объективная истина содержит в себе как момент относительного, так и момент абсолютного. Наше познание одновременно и относительно и абсолютно.

К характеристике истины нужно добавить признак конкретности истины. Каждую идею, каждую теорию нужно рассматривать в определенных условиях, в рамках определенной предметной области, в определенном языке, в определенном контексте. Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Возьмем, к примеру, атомистическую концепцию прошлого. Она в своей основе заключает истину: материальные тела действительно состоят из атомов, и атомы неделимы. Если мы, однако, не укажем, что речь идет об определенных условиях, будем считать, что атомы всегда неделимы, то мы допустим ошибку, нарушим принцип конкретности истины.

Диалектическое понимание истины требует отказа от догматического, метафизического стиля мышления, который абсолютизирует познанное. Нельзя считать, что существуют какие-то раз и навсегда не изменяющиеся идеи, теории, пригодные во все времена, во всех случаях жизни. Однако диалектика – против релятивизма, который, выступая против абсолютного в истине, в итоге приходит к отрицанию объективной истины вообще, объявляя условной любую истину, объявляя одинаково приемлемыми любые суждения. Отсюда – путь к скептицизму и агностицизму.

Чтобы установить истинность знания, нужно использовать определенный критерий истины, способ проверки и обоснования знания. По мере развития философии предлагался ряд критериев истины.

Декарт в качестве критерия истины предложил ясность и очевидность. Если что-либо понимается ясно и очевидно, то оно истинно. Так, 2 + 2=4 столь ясно и очевидно, что никто не будет это отрицать как истинное. Ряд философов критерий истины видят в общезначимости. С точки зрения этого критерия истина есть то, с чем согласны все люди (или подавляющее большинство), что общезначимо. Мах предложил в качестве критерия истины «экономию мышления». Истинно то, что просто, что экономно мыслить. Прагматизм предложил следующий критерий: истинно то, что полезно, выгодно людям. В качестве критерия истины предлагалась внутренняя согласованность мыслей, ценность их и т. д. Нетрудно убедиться, что все такие критерии страдают субъективизмом.

Диалектико-материалистическая философия не отрицает значения ясности мыслей, их согласованности и т. п., но они не могут быть признаны фундаментальными критериями истины. Необходимо найти объективный критерий. А таковым является практика.

Весь процесс познания основан на практике, начинается и заканчивается ею. Знания получаются не для того чтобы лежать мертвым грузом. Знания претворяются в жизнь, опредмечиваются. Естественно, что «опредмечена» может быть не всякая идея, а только истинная. Практика является критерием истины, потому что в материальной деятельности соединяются и соотносятся мысль об объекте и действие над ним.

Практика как критерий истины противоречива: она и абсолютна и относительна. Абсолютность практики как критерия истины заключается в том, что именно практика дает решающую проверку истинности знаний и за этой проверкой никакой иной проверки нет. Вместе с тем практика и относительна, так как доказывает истинность знаний для определенной предметной области, для определенных условий и с определенной степенью точности. Практика исторически развивается и в каждый данный момент ограничена. Но при всей относительности практики если она на определенном этапе развития познания подтвердила какое-то представление, то оно содержит в себе объективную истину. Даже если это представление в последующем будет пересмотрено, содержащееся в нем зерно истины сохраняется.

Истина есть такое содержание знания, которое адекватно отражает действительность; адекватность отражения проверяется практикой.