Необходимость и случайность

В истории философии были различные концепции необходимости и случайности. Среди них наиболее распространенными оказались две.

В первой признавалось объективное содержание категории необходимости, а случайность трактовалась лишь как субъективное мнение, результат незнания причинных зависимостей явлений (Демокрит, Спиноза, Гольбах и др.). Поскольку все причинно обусловлено, постольку все необходимо. Отсюда следовало, что в мире все предопределено; в применении к обществу и человеку такая позиция приводила к фатализму.

Вторая, противоположная концепция, отказывала необходимости в объективном существовании. Мир – это хаос случайностей, стихийных сил, в нем нет ничего необходимого, закономерного. Если мир нам кажется логичным, то только потому, что мы сами приписываем ему логику (Шопенгауэр, Ницше и др.).

В диалектической философии подчеркивалась причинная обусловленность как необходимости, так и случайности; говорилось о неправомерности отождествления необходимости и причинности, о различной детерминации необходимости и случайности. Давались следующие определения необходимости и случайности. Необходимость – это то, что вытекает из внутренних, существенных связей объекта, что неизбежно должно произойти именно так, а не иначе. Случайность понималась как то, что имеет причину в другом, что вытекает из внешних связей, а потому может быть, а может и не быть, может произойти в разной форме. Таким образом, случайность и необходимость рассматриваются с точки зрения их обусловленности несущественными и существенными связями, причем несущественными считались внешние, а существенными – внутренние связи.

Подобная трактовка необходимости и случайности вызывает обоснованные возражения. Здесь как-то резко противопоставляется внешнее и внутреннее. А ведь на самом деле их различие относительно. Кроме того, если рассматривать конечную замкнутую систему, то все изменения в ней вызываются внутренними факторами и, следовательно, в ней нет ничего случайного. Но это противоречит опыту, поскольку известны системы (неорганические, биологические и социальные), в которых и в условии изоляции от внешних воздействий имеются случайные явления. Получается, что случайность может иметь внутреннее основание. Итак, по ряду соображений возникает потребность в ином, чем указанное выше, определении категорий необходимости и случайности.

При изучении превращения возможности в действительность обнаруживается два варианта.

1. В объекте при данных условиях в определенном отношении имеется лишь одна возможность, которая может превратиться в действительность (например, падает предмет, лишенный опоры; для любого живого существа всегда есть предел продолжительности существования и т. д.). В этом варианте мы имеем дело с необходимостью. Необходимость – это реализация единственной возможности, имеющейся у объекта в определенных условиях в определенном отношении. Эта единственная возможность рано или поздно превращается в действительность.

2. В объекте при данных условиях в определенном отношении имеется несколько различных возможностей, любая из которых в принципе может превратиться в действительность, но в результате объективного выбора лишь одна превращается в действительность. Например, при бросании монеты существуют две возможности выпадения той или иной стороны, но реализуется одна. В этом варианте мы имеем дело со случайностью. Случайность – это реализация одной из нескольких возможностей, имеющихся у объекта при определенных условиях в определенном отношении.

Необходимость и случайность определяются как различие способов превращения возможности в действительность.

Метафизическое мышление противопоставляет необходимость и случайность, не усматривая между ними взаимосвязи. Однако в материальных объектах необходимость и случайность находятся в единстве. Между различными возможностями в одном объекте обнаруживается нечто сходное. Какая бы возможность ни реализовывалась, это сходное однозначно реализуется. Например, при бросании игральной кости каждое отдельное выпадение на ту или иную грань представляет собой случайность. Но во всех этих выпадениях есть сходное и притом однозначно проявляемое – выпадение именно гранью (в условиях игры кость не может выпасть на ребро или на угол). Следовательно, в случайности проявляется необходимость.

В материальных объектах нет ни «чистой» необходимости, ни «чистой» случайности. Нет ни одного явления, в котором не присутствовали бы в той или иной степени моменты случайности. Также нет таких явлений, которые считаются случайными, но в которых не было бы момента необходимости. Вспомним о статистических закономерностях. В массе однородных случайных явлений обнаруживается устойчивость, повторяемость. Особенности отдельных случайных явлений как бы взаимно нивелируются, средний результат массы случайных явлений оказывается уже не случайным.