Ионийские натурфилософы

Философию, основанную Фалесом, развили его последователи, жившие в ионийских колониях. Они унаследовали его постановку проблем, углубив их, сохранили его гилозоизм, но придали ему иной вид: наиболее спекулятивный дал Анаксимандр, а наиболее эмпирический — Анаксимен.

Анаксимандр, как и Фалес, происходил из Милета и был учеником Фалеса. Он родился в 609 или 610 г., а умер вскоре после 547 или 546 г., почти одновременно с Фалесом. Он написал первую в Греции философскую работу, в которой говорилось о природе. Работа в более поздние времена была известна под названием «О природе». Вся информация, которую мы о нем имеем, заключается в том, что он обладал выдающимся умом среди современных ему греческих философов. Анаксимен был третьим в ряду философов из Милета. Жизненный путь его неизвестен. Жил примерно в 585–525 гг. Его произведение «О природе» было написано простым языком. Он отличался от Анаксимандра стилем мышления, относясь к нему приблизительно так, как физик относится к метафизику.

Взгляды. 1. «Начало», «Природа». Фалес размышлял над началом мира, но только Анаксимандр начал применять термин «начало» («архе»). Это было обычное выражение, но оно изменило свое значение, попав в философию. Начало для Анаксимандра было чем-то большим, чем просто первым моментом в развитии вещи, и это потому, что он был уверен: то, что было вначале, не перестает существовать и только принимает иные формы. Фалес искал материю, которая была изначально, но перестала существовать, поскольку превратилась в иные формы материи. Анаксимандр искал первоматерию с уверенностью, что она была, есть и будет. Начальные качества вещи он понимал, вместе с тем, как существенные, устойчивые и принципиальные. «Архе» для него было не только началом, но и «принципом» вещей, не только их первичной, но также и собственной природой. При таком подходе основная проблема философии приняла иной вид: речь шла уже о чем-то большем, нежели о начале. Выражение «архе», которое означало только начало, стало означать в применении к философии принцип (подвергаясь аналогичному изменению, как в более поздние времена латинское выражение «principium», исходно означавшее то же, что и «начало», а затем приобретшее значение «принцип»). В этом значении это выражение стало начальным термином греческого философского словаря.

В то же время, возможно, также благодаря Анаксимандру, аналогичным способом трансформировалось значение другого основного философского термина — «природа», или «натура» (фюзис). Этимологически этот греческий термин означал то, что становится, развивается и порождается. Если Фалес искал начала природы, то его последователи остановились уже не только перед началом, но и перед тем, что в нем существует изначально, неизменно, и то, что изначально было, есть и будет, стали называть «натурой». В том значении, в котором сегодня говорят о «натуре» вещи, греческие философы употребляли это слово с древних времен. Термин, которым обычно обозначалось становящееся, подвергающееся изменению в вещах, в философии начал означать, собственно говоря, то, что не подлежит изменению в них.

Терминологические изменения были симптомом появления новой философской мысли. И единственной мыслью, которая была достойна удивления, была мысль о том, что изменяющиеся явления имеют устойчивую природу. Возможно, Анаксимандр был ее творцом, но если не он, то кто-то очень близкий ему по времени, поскольку несомненно, что первым поколениям философов эта идея была уже знакома. Выражение «натура» не означало у греков всей совокупности природных явлений (которые оно означало в Новое время), а только закон, который ими управляет, их общее основание, космическое устройство, то, что в Новое время называли «природой вещи». Явления доступны чувствам, а природа скрыта, и необходимо ее найти; явления разнородны, а природа едина; явления случайны, а природа необходима. В частности, греки противопоставляли природу тому, что сделано и установлено человеком, что не является необходимым, что могло быть другим. В противовес этому, то, что необходимо, повсеместно и независимо от человека, говорит о том, что оно «природно». Природа с ее необходимостью была для них наивысшим совершенством, поскольку включала в себя самое прекрасное, с чем даже прекрасное искусство, по их мнению, не могло равняться.

2. Беспредельность. Вместе с изменением философской проблематики произошло изменение ответов. Анаксимандр, как писал Аристотель, «понимал под началом не воду и не что другое, а какую-то безграничную натуру, из которой состоят все небеса и миры, которые в них заключены». Выражаясь подобным образом, он указывал на то, что проблема начала Анаксимандром была решена другим образом: в поиске начала он вышел за пределы того, что давало наблюдение. «Видя, как одна стихия превращается в другую, он не считал обоснованным принять одну из них за начало, но принял нечто вне них» (Аристотель). Он допускал, что то, из чего произошли все виды материи, не может быть одним из этих видов. Он был смелее Фалеса и большинства ионийских физиологов, которые первичную материю выбирали среди известных им видов материи.

Каким же было иное начало Анаксимандра? Это было «беспредельное» (апейрон). Этот ответ выделяет только количественную характеристику первичной материи — ее безграничность. Он не выделяет качества; в случае, когда с безграничностью соединялась качественная неограниченность, в беспредельном все должно быть перемешано. Из беспредельного природа постоянно восстает, оно является как бы резервуаром материи. Беспредельное существует изначально и в дальнейшем своем существовании теряет свою неограниченность по мере того, как из нее формируется природа.

Что же привело к выводу о безграничности начала? Анаксимандр говорил, что оно должно быть безгранично, иначе оно просто исчерпалось бы. Неограниченность развития природы убеждала его в том, что и начало природы должно быть безграничным. Но характеристики начала он установил не на основе наблюдения, как Фалес, а дедуктивным путем пришел к тому, каким это начало должно быть, чтобы из него могла возникнуть природа. Результат дедукции кажется смелым, и концепция беспредельного удивляет, принимая во внимание уровень развития философской мысли. Однако она не была случайной в то время. Еще мифологические космогонии выводили мир из беспредельного, безграничного хаоса. Греческая мысль того времени, возможно, под влиянием Востока, оперировала понятиями беспредельного и бесконечного. Позднее, когда она стала самостоятельной, она начала склоняться к мысли, что начало бытия является конечным и определенным.

3. Становление природы. Природа возникает из беспредельного, но каким способом? Каким образом происходит превращение материи? Это была вторая большая проблема для Анаксимандра и других философов Милета. Фалес, хотя и нет об этом убедительных свидетельств, представлял себе действительность более простым способом — как процесс изменения, превращения (трансформации) одной вещи в другую. Вода, которая была у него началом, превращалась в землю, воздух и все остальное. Анаксимандр трактовал вопрос более научным способом. Один из античных историков философии говорил, что «он допускал, что становление происходит не через превращение стихий, а через возникновение противоречий». Это следует понимать следующим образом: в первичном беспредельном скрыты все противоречия, а в природе они отделены друг от друга, следовательно, они отделились в процессе становления природы, этот процесс основывается на возникновении противоречий.

Что вызывает этот процесс? Его вызывает вечное движение. Движение (это был известный взгляд гилозоистов) неотделимо от материи. Движение происходит в соответствии с собственным законом. Об этом пишет Аристотель: «Из чего произошло все то, что существует и во что превращается через уничтожение согласно необходимому закону»; Анаксимандр выражал эту мысль своим поэтическим языком следующим образом: «Одно другому платит дань и мучается изза несправедливости в ходе времени».

Анаксимандр не только сформулировал общий закон превращения первичной материи, но также описал, в частности, в каком порядке превращения происходят. Используя принятый им общий принцип, он стремился объяснить, почему природа имеет тот, а не иной вид. Например, почему Земля посередине, а небеса вокруг нее. Описание Анаксимандра является первой не мифологической космогонией, которая создается без участия богов, а следующие друг за другом этапы развития мира объясняются исходя из принятого начала. Выделив исходные противоречия, такие как холод и тепло, Анаксимандр с их помощью выводил различные состояния плотности, начиная с Земли, которая наиболее тяжела и находится в центре, центр же окружают все более легкие и горячие концентрические сферы. Сфера воды частично испаряется, и поэтому только в некоторых местах она находится между Землей и воздухом. Внешняя огненная сфера, окружающая мир, «как кора окружает дерево», разорвалась на части, и эти части, отброшенные центробежными силами, создали небесные тела. Это описание, которое близко к механическому объяснению мира, похоже на ту теорию творения планетарной системы, которая была провозглашена на 20 веков позже.

Как и все греческие философы, Анаксимандр занимался также и частными проблемами из области естествознания. Он, как нам известно, был первым греком, который создал карту; рассчитал расстояние до звезд и их величину, имел передовые космографические взгляды. Он также занимался живыми существами и разделил животных на земных и морских, а людей отделил от животных разных видов и создал нечто похожее на первичную теорию классификации. Но наибольшего успеха в реализации его философских идей в приложении к частным проблемам естествознания достиг его ученик Анаксимен.

4. Модификация начала Анаксименом. Анаксимен сохранил принципиальные взгляды своего предшественника: мир беспределен, а движение вечно. Но Анаксимандр принцип беспредельности не определил более строго (по-видимому, в убеждении, что раз материя беспредельна, следовательно, она и бесконечна), Анаксимен же отождествлял его с определенностью и известной из опыта материей — с воздухом. Воздух во взглядах Анаксимена занял место, аналогичное тому, какое вода занимала у Фалеса.

Почему, собственно, воздух? Вероятно потому, что он единственный среди всех видов материи количественно неисчерпаем. Создавалось впечатление, что он заполняет беспредельное. Во-вторых, должно было повлиять убеждение греков в том что душа (проявляющая себя только как дыхание) не отличается по своей природе от воздуха; если, скажем, душа наполняет тело жизнью, то поддерживает ее при помощи воздуха. А гилозоистский способ мышления требовал, в принципе, что необходимо установить не только массу Вселенной, но и силу, которая ее оживляет. Третьим, наиболее существенным аргументом в пользу позиции Анаксимена была легкость изменения направления движения воздуха, позволяющая наиболее образно вообразить себе, что из воздуха происходят все предметы.

5. Применение начала. Взгляд Анаксимена на начало мира не содержит в себе ничего особенного, однако здесь лежит центр тяжести его философии. Он имел темперамент скорее физика, чем философа, больше занимался частными приложениями, чем общей теорией. И в этой сфере оставил о себе достойную память.

Понимая, что воздух может иметь различную плотность, он считал, что там, где имеется равномерное рассеивание, воздух невидим, он становится видимым через разрежение и сгущение. В этих случаях он получает иной вид и переходит в иное состояние плотности. Посредством облегчения он становится огнем, а конденсируясь, последовательно становится воздухом, тучей, затем водой, землей и даже камнем.

Все эти физические рассуждения усилили убеждение Анаксимандра в единстве природы; все объекты демонстрируют единство, поскольку состоят из одной и той же воздушной материи и могут переходить в иное состояние плотности, в достаточно отличный от воздуха вид материи.

Анаксимен рассматривал также причины, которые приводят к изменениям в природе. Прежде всего, движение, неотделимое от материи, приводит к разрежению и сгущению воздуха, сближая и отдаляя его частички. Вовторых, тепло и холод приводят к изменению в состоянии воздуха. Анаксимен заметил связь между температурой и состоянием плотности материи; огонь был для него горячим и наиболее разреженным, камень же — наиболее плотным и наиболее холодным. Этими размышлениями греческий мыслитель встал на путь, которым пошла физика в Новое время.

Он всесторонне применял свою теорию для объяснения, прежде всего, метеорологических явлений, поскольку они интересовали греков больше, чем чисто физические явления, и ученый того времени должен был объяснить эти явления раньше любых других. Это еще не являлось отдельной наукой, но было применением философии для проверки ее положений в реальной жизни. Анаксимен объяснил, что ветер появляется тогда, когда сгущенный воздух приводится в движение, дальнейшее сгущение дает нам тучи и воду; создает град, когда замерзает вода, выпадающая из туч; снег — когда мерзлая туча полна влаги; возникает молния — когда тучи резко разрываются ветром; радуга — когда луч солнца попадает на сгущенный воздух; землетрясение — когда в земле происходят изменения благодаря разогреванию и охлаждению.

Второй областью, которая также требовала объяснения от философа того времени, была область астрономических явлений, поскольку они поражали людей своей устойчивостью не меньше, чем метеорологические — своей постоянной изменчивостью. В этой сфере начала Анаксимена не действовали, он, скорее, притормозил развитие знания, чем продвинул его вперед. Он утверждал, что Земля плоска, как стол. Звезды являются огненными телами и, в соответствии с этим, устойчивыми, существование которых доказывается затмениями.

Философия последующих поколений греческих философов развивалась на основе тех понятий и положений, которые были разработаны ионийскими физиологами. Поиски «архе», т. е. начала или принципа мира, стали исходной задачей философии.

Как бы то ни было, не только постановка философских проблем, но и их примитивное решение, найденное ионийцами, обрели сторонников лишь в последующие времена. Еще во времена Перикла Гиппон с Самоса считал, как и Фалес, началом воду, а Диоген Аполлонийский, подобно Анаксимену, считал началом воздух; сильное влияние Анаксимандра испытал поэткосмогонист Ферекид из Сироса. Гилозоистские позиции впоследствии в античной философии заняли стоики.