Сократ и его место в истории философии. Платон как родоначальник европейского идеализма

Годы жизни Сократа (470-399) совпадают с периодом наивысшего распространения космологических теорий. Его современниками были Анаксагор, Эмпедокл, Демокрит; еще были живы воспоминания о Гераклите и его учении; не следует опускать из виду влияние идей и философского скитальца Ксенофана – поэта, философа и сатирика, религиозно-нравственного реформатора. Афины периода Сократа впитывали в себя все достижения античной культуры; и хотя у нас нет свидетельств об учителях Сократа, однако, надо полагать, он не был глухим к идеям и мыслям своих предшественников и современников. Это подтверждают и платоновские «Диалоги». Не будем забывать и о софистах (платных учителях мудрости и красноречия, готовивших любителей ораторского искусства). Следовательно, сократовская мудрость выросла не на пустом месте.

В принципиальных установках своего учения Сократ, хотя это и может показаться странным, стоит ближе всего к Пифагору. Как раз в его годы сторонники и противники пифагореизма стали складывать легенды о Пифагоре и его учении, потому о пифагореизме Сократ мог иметь представление. Сближает Сократа и Пифагора забота о судьбах Греции. Пифагор средством преодоления кризисных явлений считал космические начала, внедрение в общественное сознание религиозно-мистического мировоззрения, веры в мировую гармонию чисел и божественных сфер. Духовная первооснова космоса, гармонирующая с духовностью человеческой, и будет той первоосновой, которая обеспечит стабильность обществу. Поддерживать же ее и постоянно подпитывать будут «посвященные», т.е. жречество храмов.

Учение Сократа также является судьбоносным. Но он видел выход не в мистицизации сознания человека, а в его нравственном совершенствовании, когда Грецию спасет не сверхмировое Единое, а внутренне измененные люди. Отсюда идет и пренебрежение Сократа к различным космологическим теориям и его стремление заставить сограждан родных ему Афин взглянуть на себя со стороны, оценить свой духовно-нравственный багаж не с позиций самооценки достоинств своего личностного «Я», а поискать объективные критерии. «Познай самого себя» – этот девиз Дельфийского храма был методической установкой всех поучений Сократа. Сократ, если сказать кратко, стремился повернуть сознание человека от созерцания космоса к созерцанию и самооценке своего внутреннего «Я», заставить каждого самостоятельно ответить на вопрос: «Все ли там в порядке?».

Сократ ничего не писал, так что все исследования о нем опираются только на свидетельства его верного ученика и последователя Платона, который сделал Сократа ведущим собеседником своих «Диалогов». Даже оправдательная речь Сократа в афинском суде дошла до нас как трактат Платона «Апология Сократа». Поэтому в «Диалогах» Платона мы видим не только Сократа, но и самого Платона. В этом – трудность исследования.

Сократ – философ трагической судьбы. В возрасте семидесяти лет он был приговорен к смерти и выпил предписанную ему чашу с ядом. Обвинили его за непочтение к традиционным богам афинян, за измышление новых богов, за развращение юношества своим учением. В своей защитительной речи Сократ показал, что обвинителей у него было много во все времена жизни, и не за его учение, а за неприятие тех поучений, с которыми Сократ обращался к своим согражданам. На судилище, допуская возможность своего оправдания, но при условии отказа от философствования, Сократ заявил в случае такого поворота событий: «... пока я дышу и остаюсь в силах, не перестану философствовать, уговаривать и убеждать всякого из вас, кого только встречу, говоря то же самое, что обыкновенно говорю... Не стыдно ли тебе заботиться о деньгах, чтобы их у тебя было как можно больше, о славе и почестях, а о разуме, об истине и о душе своей не заботиться и не помышлять, чтобы она была как можно лучше?».

Формальными обвинителями на суде выступали Мелет, Анит и Ликон, имена которых смерть Сократа сделала бессмертными, но реально обвинение – это реакция аристократической части Афин на разоблачительные поучения Сократа: «... я сознательно всю свою жизнь... шел туда, где частным образом мог оказать всякому величайшее, как я утверждаю, благодеяние, стараясь убедить каждого из вас не заботиться о своих делах раньше и больше, чем о себе самом и о том, чтобы самому стать как можно лучше и разумнее». Сократ не боялся смерти, но не хотел умирать «испорченным» (т.е. добиваться оправдания унизительными просьбами и раскаянием в том, в чем не чувствовал себя виновным, признанием ложности своего морально-этического учения). Он не воспользовался даже подготовленными для него условиями побега: он жил, исполняя свой долг человека перед своими согражданами; умер, исполняя долг гражданина перед законом (смертный приговор ему вынесли, опираясь на афинские законы).

На суде Сократ своего учения не развивал, он только защищал право пропагандировать свои убеждения перед гражданами. По его учению, человек морально несовершенен не в силу своей природы (духовной или телесной), а в силу невежества, незнания того, каким должен быть человек, в чем его подлинное достоинство. Губит человека самомнение: людям кажется, что они знают многое (если не все), поступают всегда правильно и справедливо, все их поступки оправданы перед голосом совести. Но беда всех в том, что люди субъективную оценку своих дел, мыслей и представлений выдают за объективную.

Сократ, беседуя со своими согражданами, желая от них узнать истинное понимание какого-либо вопроса (добра, красоты, справедливости и т.п.), подводил собеседника к мысли, что его представления крайне запутанны, порой даже ложны; от прежней самоуверенности не оставалось и следа. Собеседник нередко противоречил самому себе и говорил в ходе беседы обратное тому, что утверждал вначале. Сократ же, как это следует из «сократических» диалогов Платона, не давал собеседнику уклоняться от рассматриваемой проблемы, уточнял ответы собеседника, отсекал из фраз лишнее, весь словесный мусор; в итоге собеседник признавался, что Сократ его запутал окончательно, или в том, что он только под конец беседы понял ложность своих прежних представлений, свою самоуверенность, свое невежество.

Беседовал Сократ с афинянами не о космосе, не о мировых первопричинах, а казалось бы, о ясных для всех предметах: о правде и лжи, о хорошем и дурном, о справедливости и несправедливости, о прекрасном и безобразном, т.е. о предметах, в которых каждый считает себя знатоком и великим мудрецом. В итоге оказывалось, что в ходе бесед «мудрость» рассыпалась, человек оказывался беспомощным внятно изложить суть, казалось бы, ясного для всех предмета. Сократ «испытывал», как он признает в своей оправдательной речи, представителей всех слоев афинского общества: знаменитых политиков и ораторов, представителей искусства, искусных ремесленников, не гнушался разговорами на базаре и просто останавливал прохожих на улице.

Корень понятийного кризиса, как устанавливал Сократ, в том, что люди не имеют ясного представления о том, что такое красота вообще, справедливость вообще, истина вообще, должное вообще и т.п. По его учению, эти исходные морально-этические категории, составляющие корень нашего нравственного мира и определяющие качество личности, существуют объективно, а не только в наших представлениях. Через это и все наши беды: главный порок – незнание, главная человеческая добродетель – знание. Отсюда получается, что человек внутренне считает себя справедливым, а объективно он несправедлив; человеку кажется, что он творит добро, а в итоге получается зло. От такого смешения представлений все общество оказывается порочным, и не знает этого. Внутренняя беда каждого обернется бедой всего общества. «И вот я утверждаю, афиняне, меня умертвившие, что тотчас за моей смертью постигнет вас кара тяжелее, клянусь Зевсом, той смерти, которой вы меня покарали».

Сократ оказался прав. Объединенные силы греков во главе с Афинами незадолго до смерти Сократа разгромили при Марафоне полчища персов, но противостоять войскам набирающей силы Македонии они уже были не в состоянии.

Апологию Сократа продолжил его ученик и последователь Платон. Его настоящее имя Аристокл, но за богатырское телосложение и силу, проявленную на спортивных соревнованиях в годы своей молодости, ему было дано прозвище «платос» – широкий, позже ставшее его именем собственным – «Платон», под каким он и вошел в историю и даже был им уже для современников. Годы жизни Платона – 427–347 до н.э. До нас дошли все, или почти все, произведения Платона, в которых отражены искания Сократа, прежних и современных ему «космологов», находим отзвуки религиозно-мистических установок Пифагора, идеи диалектиков и софистов его времени. Платон все это гигантское интеллектуальное наследие впитал, переработал, жестко привязал к социальной действительности своего времени, в итоге создав грандиозную систему объективного идеализма и одновременно «эпоху, выраженную в мысли», вошедшую в историю мысли под названием «платонизм», который не умер вместе со смертью автора, а наложил печать на последующие теоретические искания, отразился в христианской философии, особенно в патристике «Отцов церкви» (христианских апологетов II–V вв.), оставаясь предметом анализа и споров вплоть до нашего времени. О Платоне его противниками и сторонниками написано столько, что соревноваться с ним могут только исследователи Библии.

Чем же привлекателен Платон?

Ответ на этот вопрос содержится в произведениях Платона, но искать его там студент не согласится. И все же настоятельно рекомендуем познакомиться со статьей А. Ф. Лосева «Жизненный и творческий путь Платона», помещенной в начале первого тома уже называемых ранее сочинений Платона. Кроме того, следует также учитывать и подспудное содержание «Диалогов», где основным собеседником выступает Сократ: подтвердить слова Сократа на суде, что «худшему было позволено вредить лучшему». «Лучшим» для Платона был Сократ, «худшим» – его клеветники и судьи. В «Диалогах» Платон показывает, что Сократ обладал действительной мудростью, нужной всем людям, а его собеседникам было до него далеко; Платон своими диалогами как бы развивает, подтверждает все аргументы и утверждения Сократа, высказанные в его «Апологии» и, что особенно важно, собеседниками Сократа оказываются его современники, считающиеся мудрецами и знатоками в глазах афинян, символизирующие собой «ум, честь и совесть» Афин. Платон разоблачает этих самоуверенных и самовлюбленных в свою мудрость невежд. Следовательно, «Диалоги» выступают вкладом ученика в посмертную реабилитацию перед лицом сограждан (скажем: и истории) своего учителя.

Другой задачей написанных Платоном «Диалогов» является космологическое обоснование истинности развиваемых Сократом положений. Это заметно, когда мы ближе знакомимся с развиваемым Платоном учением о двух мирах: мире идей и мире вещей, – что одновременно является и центральным моментом его идеализма. Следующие за «диалогами» прозаические произведения носят ясную общественную направленность, призванные сохранить гибнущий древнегреческий полис. Здесь проступает наружу близость социальных устремлений Сократа и Платона: Сократ желал переделать общество через переделку сознания отдельного человека, Платон – через переделку «сверху», силой власти, всего общественно-политического устройства на основе вытекающих из его идеализма принципов.

Платоновский мир идей – это не какая-то надмировая первооснова бытия, внемировое первоначало, а идеальная сущность бытия, его совершеннейшая первооснова. Это – только первый ярус, откуда истекает бытие материальное. Материальный мир – это воплощение мира идеального, различие этих двух миров не только в том, что первый из них идеален, а второй материален, но главное в том, что идеальный мир прекрасен, совершенен, а его материальное воплощение отстоит далеко от совершенства. Окружающий нас мир оказывается серостью бытия мира подлинного. В одинаковой степени это разделение касается и нашей души. Место ее подлинного обитания – идеальный мир, где она не только пребывает, но и созерцает идеи материальных вещей. Оказавшись на земле, душа видит материализованные копии вещей. Она и узнает, и не узнает вещи; она их узнает, поскольку видела их копии, но она их и не узнает – поскольку материализованная копия оказывается ниже, хуже своей идеальной первоосновы.

Подобная оценка мира душой применима уже и к воплощению самой души. Человеческая душа совершенна и прекрасна до своего воплощения, но после воплощения в человеческом образе она и себя, скажем уже мы, не узнает: действительный земной человек по своим душевным качествам оказывается гораздо низменнее, приземленнее воплотившейся души. Если Сократ обличал своих сограждан в падении нравов, низменности морального мира, желал исправить, переделать человека, то Платон перечеркивает стремления Сократа: человека нельзя переделать, он несовершенен в силу своего земного воплощения, прекрасной в своей основе души в нем больше нет. Следовательно, сделать что-либо с человеком в его телесной оболочке нельзя, нужна новая общественная среда, когда общество перестроит общественный уклад своей жизни согласно модели идеи общества вообще, которое также есть в мире идей. Каким должно быть общество – Платону это было ясно: его рисуют такие работы Платона, как «Государство» и «Законы». Воплотить свой общественный идеал в Греции Платон не надеялся, но на Грецию сицилийскую надеялся, для чего стремился поддерживать дружбу с тираном Сицилии Дионисием и дважды ездил туда (не считая первой поездки, которую он совершил в Кротон, желая узнать что-либо определенное о следах разгромленного пифагореизма).

Платон, вступивший в жизнь как гимнаст, поэт, драматург, начинающий приобретать авторитет в глазах сограждан своими успехами во всех видах своей деятельности, полностью изменился после встречи и бесед с Сократом. По легенде, он в кругу друзей сжег все свои литературные манускрипты и поклялся, что никогда больше не вернется к этим занятиям. Его целью и смыслом жизни становится создание целостной картины умопостигаемого мира, в котором все прекрасно, совершенно, но который ясен и понятен только тем, кто сумел отключиться от мира чувственных вещей и мысленно созерцает подлинное, идеальное бытие. Дело остается только за малым: как это бытие, прекрасное и совершенное, материализовать. Для распространения своего учения Платон создал школу, академию (название дано по месту: он купил сад героя олимпиад Академа), просуществовавшую несколько столетий и закрытую в VI в. по приказу императора Юстиниана.

Теперь у нас есть определенная база для того, чтобы сравнить учения Пифагора, Сократа и Платона. Все они как философы – идеалисты, но одновременно идеалисты разные в своем идеалистическом миропонимании. У Пифагора главное – учение о перерождении душ, что нужно делать, как жить для того, чтобы душа навсегда ушла в небесные сферы, в небо Сатурна, к островам блаженных; идеализм Сократа – в его уверенности реального существования общих морально-этических ценностей: добра, красоты, справедливости, истины; идеализм Платона заключается в его учении о мире идей, но этот мир для него не потусторонний, трансцендентный, он такой же реальный, посюсторонний, как и мир чувственных вещей, когда волею демиурга (творческой силы бытия) он как бы переливается в чувственный мир. Идеальный мир для человека, по учению Платона, должен явиться моделью построения мира человеческого общежития. Платон подводит космологию под сократовские стремления переделать хотя бы одного человека родных ему Афин и одновременно является провозвестником грядущих социальных утопий строительства совершенного общежития.

Христианские стремления к установлению «царствия Божия на земле», «Утопия» Мора, «Атлантида» Бэкона, «Город Солнца» Кампанеллы, «Фаланги» Оуэна, «коммунизм» Маркса, социальные идеалы Фромма – все идет от Платона. Об этом не знали только парижские коммунары и русские большевики. По отношению к этим философам будет вульгарно ставить вопрос: что первично, материя или сознание? Их идеализм носил антропологическую направленность: как понять и изменить человека. У Пифагора вопрос решается просто: его место в поднебесном мире, мире Света и чистых душ, на земле – он временный обитатель. Жизнь – средство преодоления материальности, грядущего царства мертвых, возвращение в чистое бытие, Гиперборейские дали. Для Сократа даже не было этого «что первично?», для него был только испорченный человек, которому нужно было раскрыть подлинные смыслосодержащие ценности. Для Платона целью исканий также являлся человек, прекрасный в своей первооснове, но утративший, потерявший свою изначальную сущность в серости материального бытия. Целью человека должно стать возвращение материальной действительности к своему идеалу, сделать материальное подобие идеальному. Но если в пределах космоса мы сделать это не в состоянии, то в состоянии выровнять идеальное с реальным в общежитии и в самом человеке. Платон – ученик Сократа, но ученик гениально-творческий, тень мыслей которого оплодотворила всю европейскую культуру.