Религия как форма общественного сознания и картина
предельных устремлений человеческого духа

Религия – всем известное явление общественной жизни. Основами религиозного мировоззрения выступают: безусловная вера в Бога как творца и промыслителя мира; вера в божественную природу человека, поскольку в человеке наличествует дарованная ему Богом душа; существование «того света» – места будущего обетования души, которую там ожидают либо райское блаженство (если твоя жизнь в делах, поступках и мыслях была богоугодной, т.е. следовавшей предписаниям религии), либо адские муки, если жизненный путь был наполнен «грехом» (представления о грехе и наказаниях за них в различных религиях отличаются). Эти представления накладывают печать на реальные дела и мысли человека: нужно творить только богоугодное, всеми путями избегать и сторониться греховного. Сама греховность многолика: грехи плоти, грехи слова, грехи мысли. Бог всезнающ.

Здесь приведены элементы, формирующие духовность массового религиозного сознания. В разработанном Церковью и богословами теоретическом каркасе религиозной веры – в «основном богословии» – эти элементы трактуются более обстоятельно и более разносторонне, хотя принципиально новых положений не наблюдается. В религиозном сознании отражается бытие умопостигаемое, т.е. воспринимаемое как реальность только религиозным сознанием, тогда как сознанием атеистическим (противоположным религиозному) подобное умопостигаемое бытие полностью отрицается, а само религиозное сознание трактуется как принципиально ложное, поддерживаемое лишь церковным авторитетом, традицией, отсталостью самих сторонников религиозного мировоззрения.

Однако для человека верующего (а таковые составляют большинство населения Земли) религиозное мировосприятие является единственно истинным, смыслосодержательным, составляя ось его общего мировоззрения и духовности. Одной из причин массового распространения религиозного мировоззрения выступает его индивидуализация: верующий человек искренне убежден, что именно его видит всемогущий Бог, именно за его грехи принял крестные муки Богочеловек Иисус Христос, именно для его спасения основана «единоспасающая» Церковь. Бог видит каждую душу, тем более душу раскаявшуюся в своих грехах, и по своей милости готов гарантировать ей грядущее спасение. Ни одна религия не дает твердых гарантий на спасение, но одновременно она дает надежду на спасение, особенно «для страждущих».

Религиозное умонастроение формирует в коре головного мозга соответствующее доминантное состояние, проявляющееся в религиозной психологии верующего. Религиозная составляющая духовности постепенно оттесняет на периферию сознания все другие слагаемые духовного «Я» (интерес к семье, интерес к окружающим, интерес к жизни и т.п.), формируя фаталистическое умонастроение. И ничего иного, кроме фатализма (предопределено все свыше), религия вызвать не может, поскольку в окружающей действительности, как учит религия, все уже предопределено Богом. Даже личные тяготы нужно воспринимать с радостью: ты ими отмечен Богом, а грядущие вечные радости на небесах превзойдут все земные страдания. «Претерпевший до конца да спасен будет».

В марксистский период религию рассматривали с чисто земных позиций: она выступала или умышленным обманом масс со стороны церковников в интересах эксплуататоров (шло «разоблачение» религии), либо, когда относиться к религии стали несколько серьезнее, атеистическая критика религии выявляла ее земные «корни» (найдя таковых три вида: гносеологические, социальные, эмоционально-психологические). Такой подход к религиозному вопросу был более глубоким, но мало кого убедившим в необходимости освобождения от религии.

Такого «освобождения» и нельзя было ожидать: религия для массового сознания дорога тем, что она созвучна финитным (т.е. конечным) устремлениям человека. Человек со своим сознанием, разумом, полетом мысли, со всем своим рационально-чувствительным «Я» не хочет стать глиной. Религия отвечает: не будешь! Человек не желает примириться с самим фактом естественной смерти, когда еще многое не реализовано, не узнано, не увидено. Религия отвечает на этот естественный протест мыслящего человека против естественного хода вещей: не умрешь! Каждый человек порой всю жизнь бьется как рыба об лед во имя того, чтобы улучшить свое проклятое то ли Богом, то ли чёртом существование на земле – и до самой смерти не удается изменить его. Религия отвечает: потерпи, возрадуешься в раю!

Видеть в религии обман, а всех служителей культа считать отменными плутами – вульгарнейшее заблуждение. Не церковь формирует религию, а религия приняла церковную организацию. Надежда, в широчайшем смысле слова, стремление преодолеть серость бытия (причем бытия любого, даже животно-сытного и животно-чувственного) постоянно присущи человеку. Полное телесное насыщение возможно, духовное – никогда. А религия привлекательна тем, что она, при всей своей иллюзорности, дает пищу именно духовную, выступает каркасом нового мировоззрения, неся людям покой, радость и надежду в условиях нашего динамичного мира. В Боге человек отдыхает от современной цивилизации, когда его вера искренняя, спокойная, чисто душевная, а не показная, не для «имиджа». Так что до действительных корней религии атеистическая мысль еще не докопалась, используя в своем арсенале несколько подновленные идеи Ж. Мелье, П. Гольбаха, Л. Фейербаха. Русский публицист и философ В. Розанов писал: «Христос – это слезы человечества, вылившиеся в удивительную легенду, в удивительный рассказ»; а плакать люди пока не разучились, тем более, если верить медикам, слезы даже очень полезны для организма (значит, скоро в России сформируется самая здоровая нация).

Религия – это не простая форма общественного сознания в ряду остальных форм. Она является отражением сокровенного, самого потаенного и скрытого в самой человеческой натуре. До трети верующих не веруют в свое грядущее загробное блаженство, но без веры в Бога жить не могут. Пытаться вытеснять религию из массового сознания – это вытеснять самое глубинное из человеческой души, убивать центральное составляющее его духовного «Я». Но одновременно религию нельзя и навязывать, воспитывать сознание «в страхе Божьем»: к Богу человек приходит сам, а придет ли к нему Бог – мы никогда не узнаем.