Право и правосознание как историческое явление

Право – это обобщенное название всей суммы законов, по которым живет данное общество. Общество – саморегулируемый и властнорегулируемый организм, и без этой регуляции его существование невозможно. Саморегуляция – это жизнь по требованиям норм морали, которые стали складываться тогда, как только первобытное стадо начало превращаться в человеческое общество. Моральные правила никто не придумывает, они возникают в силу самих условий жизни первобытного коллектива, выступают как жизненно необходимые. Например, на охоте крайне важны были нормы взаимовыручки и поддержки, на ночлеге нужно было полное доверие сородичей к тому, кто оставлен охранять вход в пещеру и т.п. Формировалось чувство почтительного отношения к старшим; нарушение этих и подобных требований каралось самой страшной для первобытного человека карой: его изгоняли из рода, а это в то далекое время означало смерть.

По мере усложнения родового общежития с появлением социальной структуры одних моральных предписаний и власти традиций оказалось недостаточно. Нужны были новые, более действенные общественные регуляторы, за нарушение которых следовало уже не общественное осуждение, а наказание, степень которого зависела от характера проступка. Потребность в жестких нормах общежития особенно остро встала тогда, когда произошло имущественное расслоение и появилась частная собственность, которую нужно было силой охранять от покушений со стороны близких и дальних сородичей. В итоге появляется право, которое не заменяет существовавшие моральные нормы общежития, но отодвигает их на второй план. Маркс в свое время определял право как волю господствующего класса, возведенную в закон.

Вне всяких сомнений, классовый момент в нормах права присутствует, и притом довольно значительный, поскольку инициатива по разработке правовых норм исходит от правящих верхов; но разработанные нормы права до своего воплощения в жизнь обязательно проходят «цензуру» верховного правителя, будь то царь, король, президент и т.п. А ему, в силу своего положения, приходится иметь в виду не только поместья своих приближенных, но и положение тех, кто работает в этих поместьях, поскольку от них зависит не только благосостояние владельца поместий, но и крепость положения на троне самого правителя. В итоге правящий класс, хорошо понимающий это положение, старается предоставить определенные правовые рамки для существования и зависимого класса, чтобы рядовой гражданин страны не был в законе «мертв», т.е. полностью бесправным, имеющим только одни обязанности (перед своим правителем, перед административными чиновниками, перед государем и т.д.). Право выступает балансом, призванным обеспечить стабильность данного общественного уклада. И, как правило, система законодательства, ставшая нормой имущественных, политических и гражданских отношений, эту задачу решает. С развитием общества ранее принятые законодательные нормы устаревают, нуждаются в дополнениях и изменениях.

Правосознание – это отношение общества к существующим нормам права. Но общество социально многолико, т.е. оно представлено разными слоями, классами, социальными группами, в конце концов это «энная» сумма индивидов. Право же едино, т.е. пишется и обязательно к исполнению. В силу этого для одних категорий граждан право выступает приемлемым, желательным, даже нужным; другие категории граждан найдут существующую систему законодательства просто приемлемой, удовлетворительной, оценивая законы словами «прожить можно!». Но нельзя забывать и того, что во все века, во всех обществах были слои и группы, попадающие под определение «преступник». Преступник – это не просто вор, казнокрад, разбойник, насильник и т.п., а это человек, «переступивший закон». Следовательно, правосознание – это не просто отношение к данным нормам права, а отношение личностно заинтересованное, когда одна часть граждан заинтересована в соблюдении существующих норм права и живет, строго придерживаясь этих норм; другая часть эти нормы просто принимает, но и не гнушается их нарушить, если останется все «шито-крыто»; но остается еще и та часть граждан, которые в законах видят жесткую узду, мешающую проявлению интересов личного «Я». Эта-то часть граждан и составляет социальную базу преступности. Для преступника нужны законы, которые позволяли бы ему открыто жить за счет общества, ничего не производя, а только присваивая уже кем-то произведенное, удовлетворяя сполна свои потребности. Органы власти, правительства всегда стремились и ныне стремятся к тому, чтобы граждане государства были «законопослушными»; поступали при решении своих личных или групповых проблем в рамках существующего законодательства. Власти, издавшие законы, не упрашивают граждан соблюдать их, а заставляют через органы принуждения (полицию, милицию, привлекая даже армию, когда дело доходит до открытого мятежа против системы, существующей в рамках данного законодательства).

Определенная часть общества всегда оказывается недовольной существующим законодательством, и не потому, что «на всех не угодишь», а потому, что интересы людей, жизненные ориентиры разные. Целевые установки разные. Например, один стремится заработать больше денег, второй – выиграть в рулетку или в карты; если первый не заработает заранее оговоренную сумму, то он может подать на работодателя в суд, если объем и качество работы были заранее оговорены и письменно оформлены; второй же, выйдя из казино в одних трусах, будет обижен на власти, разрешившие это культурное надувательство, словно сам он шел туда не для того, чтобы культурно «надуть» кого-либо из себе подобных. Но жаловаться второму можно будет только своим близким приятелям: владелец казино по закону обязан лишь платить налоги, соблюдать внутри помещения предписания санэпидемнадзора, иметь соответствующую «инфраструктуру» для обеспечения чести и достоинства посетителей. И чем больше клиентов (т.е. искателей дармовщины) уйдут из казино «в трусах», тем лучше для него; все было «по закону»: сам пришел – сам ушел!

Правосознание общества – это показатель его правовой культуры. Законодательство редко бывает совершенным: права и свободы какой-либо части общества будут в определенной мере ущемляться; в этом случае законодательство нужно не нарушать, а такими же правовыми методами его исправлять.

Для России высшим законодательным органом выступает Государственная Дума (и местные Законодательные собрания). Существующее законодательство – это отражение самого общества, уровня его правовой культуры и правовой грамотности. Конечно, можно дать «наказ» кандидату провести газ от пункта «А» к пункту «Б», а можно дать и наказ типа обязать «Газпром» произвести полную газификацию населенных пунктов с населением более 500 человек «на всей территории России» с принятием соответствующего законодательства.

Для России, находящейся в переходной стадии от одного общественного уклада к другому, правовое воспитание, правовая грамотность сегодня особенно важны, притом существенно не только знание прав, но и сопутствующих обязанностей. В идеале совершенным будет то право, нормы которого будут гармонировать с такими понятиями, как «правда», «совесть», «добро», «зло» и др. Но здесь мы уже вступаем в другую область – область морали и морального сознания.