Духовная жизнь социального коллектива и ее отличие от духовности индивида

Человек – общественное существо, т.е. он является частью общества, а само общество – это миллионы и миллионы индивидов, объединенных данной моделью социальной реальности. Но первичным объединением, в которое вступает отдельный индивид в силу своей природы, является определенный коллектив. Коллектив уже не насчитывает в своем составе миллионов; его численность измеряется десятками, сотнями, реже – тысячами индивидов, объединенных единым социальным статусом, профессиональными и социальными задачами (коллектив класса, студенческой группы, команда корабля, коллектив цеха, завода, конкретного сельскохозяйственного предприятия и т.п.).

Коллектив – это не простое собрание индивидов; например, в вагоне железнодорожного состава могут ехать и едут одновременно десятки, а порой и до сотни пассажиров (если это пригородные поезда в часы «пик»). Но они – не коллектив. Коллектив – это объединение людей по профессиональным или творческим задачам (коллектив швейной фабрики, коллектив ансамбля, союзы писателей, художников, композиторов, коллектив научной лаборатории, студенческий коллектив и др.). Коллектив – это объединение людей для решения какой-либо социальной задачи. Так, студенческий коллектив объединен единой задачей – получить высшее профессиональное образование. В качестве примера первичного коллектива рассмотрим студенческую группу, численность которой колеблется от 20 до 30 человек. Каждый вчерашний абитуриент пришел в институт со своим духовным миром, со своим личностным «Я», в котором отражено очень многое (показано в предыдущем разделе темы). На уровне студенческой группы формируется новая духовность, которая не есть арифметическая сумма 20 и 30 «духовностей», составляющих группу индивидов. Каждому студенту приходится многое оставлять «за бортом сознания» и впитывать новое, вытекающее из нового социального статуса «студент», т.е. штудирующий. Студенты – это будущий интеллектуальный багаж общества, поэтому высшее учебное заведение готовит не просто специалистов определенного профиля, а граждан, способных стать руководителями и организаторами производства, администраторами разных уровней, даже президентами страны.

Вуз ожидает от своих воспитанников максимальных усилий при овладении изучаемыми дисциплинами, и коллектив преподавателей делает все для того, чтобы в группе сложилась рабочая атмосфера, искреннее товарищество, взаимная требовательность и взаимная помощь в преодолении трудностей, быстрее изживалось школьное иждивенчество (поясним это обидное для студента слово: школа, не желая иметь второгодников, буквально «перетягивает» слабых учащихся из класса в класс, чтобы достойно выглядеть перед административными органами образования; не меньше усилий затрачивают на своих чад и родители, чтобы их отпрыск был «как все»). В институте или университете студент оказывается один на один с новыми задачами, новыми требованиями, которые порой рисуются ему как наконец-то обретенная «свобода». Но это представление иллюзорно: студент попадает в атмосферу обязанностей перед обществом, обязанностей перед родителями, которые его содержат, порой даже оплачивая его обучение. Он теперь живет в системе новых общественных отношений, требующих от него гражданского сознания, как минимум – понимания обязанности добросовестно учиться и исполнения положений Устава высшего учебного заведения.

Если студент все усвоил, понял, активно реализует усвоенное и осознанное в практической жизни, тогда через год он возвращается на время каникул в привычную атмосферу уже другим человеком, вызывая в душе родителей тайное любование. Если же, наоборот, студенчество было превращено в развеселое времяпрепровождение и бездумное транжирство родительских средств (бывает и такое!), а через зимнюю и весеннюю сессии этот горемыка едва «переползал», то в этом случае родители не увидят в своем чаде ничего нового и невольно вспомнят слова песни «Каким ты был – таким остался...». Они не увидят в своем ребенке ни нового человека, ни его новой духовности. Но здесь хуже другое: само общество ничего не может ждать от такого возможного «специалиста»; годы, усилия преподавателей и средства уйдут «в песок».

Духовный мир студента – это отражение всего того, что интересует молодого человека. Но как члена студенческого коллектива его больше волнуют те проблемы и вопросы, которые касаются каждого обучающегося в вузе: сознание необходимости приобретения знаний, растущее чувство ответственности за свой статус, понимание неизбежности вступления в самостоятельную жизнь, а отсюда неизбежность роста гражданского сознания, смена «удали» первокурсника с растущей серьезностью взрослого человека. В итоге можно сказать, что его былая духовность, несшая в себе буквально все, где это «все» было перемешано, постепенно сменяется новой, не столь обширной по содержанию, но более весомой, значимой, более социальной, более гражданственной.

Если мы от примера со студентом и студенчеством переведем внимание на всю молодежь, ее духовность, то здесь нам придется выделить те стороны мира мыслей, настроений, целей, интересов, которые будут характерны для всех молодых людей в возрасте примерно 18–25 лет. Что важно в этом возрасте для молодежи? Мысли о самоутверждении в обществе. Обязательное присутствие оценки существующего общественного уклада и возможностей для «вписывания» в социально-экономическую общественную структуру, перспективы отыскания своего «места под солнцем», могущего удовлетворить его материальные и духовные запросы и т.п.; но мысли об экзаменах, о способности к будущей организаторской работе, необходимость соблюдения Устава высшей школы всю молодежь не интересуют: они остаются достоянием студенчества.

Если же продолжить «расширение» анализируемого коллектива, вообразить единым коллективом все общество, то обнаружим, что на этом горизонте идет такая нивелировка индивидуальной духовности, такая значительная нивелировка духовности коллективной, духовности отдельных социальных слоев и групп, что единым, связующим остается только то, что затрагивает интересы всех и каждого. Это будут: уровень развития экономики – отсюда уровень благосостояния всего общества; стабильность развития экономики – отсюда идет общая уверенность в «завтрашнем дне»; наличие предпосылок для развития культурной жизни (состояние грамотности, средний уровень общего образования, развитие книгоиздательства, телевидения, кинематографии, состояние театров, доступность всего этого для массового читателя и зрителя); состояние политической жизни (конкурирующая многопартийность, четкость партийных программ, имеющих социальную ориентацию, отсутствие экстремистских политических платформ и др.); состояние системы законодательства и правовое обеспечение граждан; состояние межнациональных отношений в обществе; проблемы, вытекающие из разной конфессиональной принадлежности граждан, когда ни одна религия не стремится стать выше, «чище» другой, и многое другое.

После этих довольно упрощенных примеров можно сказать, что индивидуальные условия бытия формируют индивидуальную духовность. Но поскольку каждый индивид одновременно является частью определенной социальной группы или слоя, то проблемы, волнующие каждый социальный слой, отражаются и в сознании, духовном мире индивида. Однако наш индивид одновременно является и частью общества, является субъектом социальной материи, поэтому неизбежно в его духовном мире отражаются и проблемы, стороны социального бытия, характерные для всего общества, всех социальных слоев и групп. Следовательно, духовность индивида включает в себя единичное, особенное и общее, также и сам индивид является конкретным Петром, рабочим автогиганта ВАЗ, гражданином России.

Что же в итоге присутствует в духовном мире конкретных Ивановых, Петровых, Сидоровых; конкретных рабочих, инженеров, студентов, госслужащих, фермеров, жителей городов, селений и маленьких поселков; живущих в Красноярске или Сочи? Сказать, что присутствует всего понемногу – это допустить серьезную ошибку. Степень отражения, присутствия в сознании различных граней бытия определяется важностью бытия для данного индивида и всего общества. На первое место по важности для всех и данного Петрова выходит сам общественный уклад социальной жизни, та модель общества, в которой данный индивид проживает и частью которого является. Это – центральное звено его духовного мира, ось его внутреннего «Я»; далее, как бы вокруг этой центральной части духовности будет та составляющая его духовного «Я», которая обуславливается принадлежностью данного индивида к определенному социальному слою, с его социальным статусом в общем социально-экономическом укладе общественной жизни. И уже на периферийной части духовности остаются те «детали» индивидуального бытия, которые неповторимы у каждого индивида.

Духовность индивида образно можно представить в виде круглого пирога, центральная часть которого будет отражением общественно важного, определяющего специфику бытия всех граждан данного общества; среднюю часть составит общественно значимое для данной социальной группы (слоя, класса); на периферии будет располагаться индивидуально значимое. Это и будет единством общего, особенного и единичного в духовном мире человека.