История как развитие свободы общества и индивида. Социальные границы свободы

Слово «свобода» знакомо всем, и каждый стремится жить свободно. Но понимание свободы очень разнообразно. Здесь, можно сказать, сколько голов – столько и «свобод». Самое традиционное понимание – это свободная деятельность и поведение, чтобы никто не мешал. Но философия относится более строго к содержанию понятия «свобода». Для философии свобода – это свободная жизнедеятельность в пределах познанных природных и социальных закономерностей.

Человек живет и действует в многогранных системах связи: его бытие неотъемлемо от природы; следовательно, из системы «человек – природа» он не может уйти. Каждый человек – это общественный индивид, т.е. несет на себе своего рода печать общества; это – проявление системы «человек – общество»; человек – деятельное существо (будь то деятельность материально-производственная, духовная, административная и др.), но в итоге имеем систему «человек – деятельность». Если продолжить рассмотрение дальше, то увидим, что человек является членом системы социально-политических отношений, занимает определенное место в социальной структуре общества как член определенной социально-профессиональной группы, оказывается включенным в культуру и т.д. Все это происходит в силу того, что человек одновременно является и природным, и общественным индивидом, а порвать эти связи никто из людей не в состоянии, этого не желает и сам человек в силу своей второй, социальной, природы.

Поэтому жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Речь может идти только о том, как в ходе развития истории, самого общества эта системная привязанность делается более свободной, когда у общества открывается возможность снизить «жесткость» привязанностей индивида к природной и социальной средам. Так, постигая в ходе развивающейся практики законы природы, свойства и признаки включенных в сферу жизнедеятельности вещей, человек постепенно начинает более успешно приспосабливаться к природе, ее освоение делается более результативным. Рост эффективности общественного производства приводит сперва к возможности удовлетворить потребности жизненно необходимые, а затем уже приводит и к появлению излишка над минимумом; появляется полная возможность удовлетворить все разумные материальные потребности. В этом первое условие свободы. Следовательно, без активной материально-преобразующей деятельности, без достаточного уровня общественного производства речи о свободе даже не может быть.

Параллельно экономическим предпосылкам свободы вызревают и социально-политические предпосылки. Первобытный человек был закрепощен родом, поскольку вне рода он просто не смог бы выжить. С появлением сословно-классовых форм общежития каждый индивид был связан со своим классом или социальным слоем. Даже римский рабовладелец не смог бы существовать как рабовладелец, порви он все связи со своим классом и оставшись один на один перед сотней своих рабов. Но если мы проследим сменяющие друг друга исторические эпохи, то увидим, как меняются не только внутриклассовые отношения, но и межклассовые: они гуманизируются. Наблюдается снижение социальных различий, утверждение правовых государств (это когда на смену субъективному произволу приходит закон, а реальное равенство граждан перед законом вообще открывает широкое поле для проявления личной инициативы). Бывшая ранее сословно-классовая оценка личности (этот – «дворянин», а этот – «холоп», и этим было все сказано) ныне сменяется оценкой ролевой, общественно-значимой.

Важным условием свободы является личная готовность индивида жить свободно: человек должен сам «воспитать» себя к свободной жизни. Здесь мало хотеть, важно и уметь. Во-первых, человек должен обладать широким кругозором, сложившимся как результат роста его знаний (естественнонаучных, профессиональных и социальных). Во-вторых, каждый должен проникнуться самосознанием своего личностного «Я», своей индивидуальной неповторимости. Без этого невозможно почувствовать, что такой же неповторимостью обладает каждый индивид. В-третьих, необходимо ясное понимание своей привязанности к обществу, своего неразрывного единства с ним. Эта наша связь не просто моральное явление, как чувство человеческого единения, но она начинается уже на вещном уровне: даже взявши в руки простейший молоток, мы прикоснулись к труду лесоводов, плотников, геологов, металлургов и т.д. Более сложное изделие (самолет, компьютер и т.п.) несет на себе печать уже всей современной цивилизации, а пользуешься этим лично Ты. Поэтому пока еще доминирующие чувства индивидуализма и эгоизма должны постепенно отходить на задний план в межличностных отношениях.