Материальное производство и социальные следствия его развития

Материальное производство как сущностный признак общества. Элементы материального производства

Общество состоит из индивидов, включенных в сложные общественные связи: производственные, правовые, политические, нравственные, культурные и др. Но у всех этих связей есть единое основание, что объединяет всех людей и вообще делает возможным существование общества – материальное производство. Чтобы жить, люди должны питаться, строить жилище, иметь одежду и др. Все это общество получает за счет природы через трудовую деятельность. Благодаря труду предметы производства превращаются в предметы потребления, которые человек непосредственно использует по прямому назначению: продукты труда становятся условием выживания, формой связи нижележащей и вышележащей материй. Труд – это не просто деятельность, а деятельность осознанно-целевая. Человек имеет идеальный план своей деятельности, он знает, что ему нужно, как этого достичь, какие орудия труда использовать.

Трудовая деятельность носит исторический характер. Она появляется вместе с человеком, являясь условием его биологического выживания, и постоянно развивается и усложняется параллельно развитию человека. В этой связи уместно поставить вопрос: кто кого движет – человек свою деятельность или деятельность меняет человека? Поставленный в такой форме данный вопрос отдает духом софистики. Здесь забыта внешняя среда, духовное «Я» человека, его материальные и духовные интересы. Что заставляет человека заниматься деятельностью? Инстинкт самосохранения. В далеком прошлом это был ведущий зов жизни, не затуманенный более поздними социальными наслоениями. Чтобы выжить, человек использовал все, что принималось его организмом, что смог он достать, найти, догнать. Но это была еще стадия собирательства готового, природного. Труд в собственном смысле слова начинается тогда, когда данное природой необходимо было как-то преобразовывать, подгонять его под меняющийся организм. Кроме того, нельзя забывать и такое обстоятельство, как момент осознанного отношения к предметной среде и способность к образному отражению того, чего в наличии еще нет. Этот идеальный результат заставлял человека отыскивать в реальной среде нужный исходный материал, а также то, с помощью чего это можно реализовать, – орудия труда. Следовательно, трудовая деятельность – это всегда орудийно-преобразовательная деятельность.

Но результат труда редко совпадает с его первоначальным замыслом даже в наше время, при современном уровне производственных навыков, прошлого опыта и имеющихся знаний свойств исходного материала. Это расхождение было, надо полагать, еще большим в то далекое время, когда производственная деятельность была в стадии становления. Потому и результат деятельности – продукт труда – удовлетворял потребность лишь отчасти. Это несовпадение заставляло искать пути совершенствования орудий труда, совершенствовать трудовую деятельность, глубже вникать во все звенья трудового процесса, становиться более искусным производителем. Получается, что труд совершенствовал все стороны орудийной деятельности, в том числе и самого человека.

Если при этом помнить, что трудовая деятельность с самого начала носила коллективный характер, то все те процессы, о которых было только что сказано, в одинаковой степени получали отзвук во всем коллективе: совершенствовался весь коллектив, складывался начинающийся профессионализм, первоначальное разделение труда внутри единого производственного процесса. Так, готовясь к рыбной ловле, одни члены рода могли искусно плести сети, другие – пользоваться «веслами» того периода, третьи – быть искусными загонщиками рыбы и т.п. Растущий профессионализм повышал результаты коллективных усилий, сплачивал первичный производственный коллектив, намечалось разделение функций. Появлялись организаторы и исполнители.

С развитием истории, общественной организации орудия труда не просто изменялись, делались более сложными, но они становились многоступенчатыми, когда между человеком и объектом его труда использовалась уже цепь сопутствующих орудий труда, а сам производственный процесс становился многоступенчатым. Если первоначально для обработки земли предок просто использовал приспособленную для этого палку, то уже древние египтяне и греки землю пахали бревном с оставленными на нем комелями больших сучьев. Следовательно, здесь дерево предстояло срубить, обработать, оставив один – два больших отростка, подготовить его для упряжки вола, сделать саму эту упряжь, обучить вола таскать это бревно, подготовить «пахаря» – и лишь после этого начинать вспашку.

Если мы посмотрим на современную пахоту, то внешне увидим трактор – тракториста – плуг – борону за плугом. Но за этим простым производственным процессом нужно разглядеть весь технологический процесс изготовления трактора, плуга, бороны, подготовки тракториста, весь цикл движения сырья от карьеров до доменных и мартеновских печей, получение на прокатных станах металлов нужного профиля и т.д. Словом, наш трактор, плуг и борона воплощают в себе результат работы горно-металлургической, машиностроительной индустрии, промышленных НИИ и КБ, состояние научно-технической мысли данного времени. Внешне все это – лишь трактор и плуг. Следовательно, роль производительных сил заключается в том, чтобы обеспечить человечеству связь с природным материалом и преобразовать его до нужной потребительной формы. Это то, с помощью чего человек делает, производит нужное.

В силу коллективного характера производственной деятельности люди неизбежно вступают в ходе производительного труда в определенные отношения (организаторы – исполнители; владельцы средств производства – организаторы – исполнители; собственник средств производства – наемные организаторы – наемный производственно-технический персонал – наемные рабочие). В социальной философии, анализирующей материально-производственную деятельность общества, эти складывающиеся в процессе общественного производства взаимные отношения людей, групп, слоев, втянутых в общественное производство, называются производственными отношениями.

Они просты, всем понятны лишь на ранних стадиях общественного производства (внутри рода, общины и т.п.). Но по мере развития общественной жизни, усложнения самого материального производства, вовлечения в него все большей массы населения производственные отношения делаются все более сложными, многоярусными; каждое звено этих отношений функционирует во имя конечного результата, подчиненного интересам всего общества. Они складываются объективно, независимо от воли и сознания отдельных людей.

В период господства марксистского социально-классового рассмотрения законов развития общества производственным отношениям давали жесткую социально-классовую характеристику: всю историю общества делили на пять этапов, «общественно-экономических формаций»: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, буржуазную, коммунистическую (социализм – промежуточный этап, переходный период от буржуазной формации к коммунистической). За основу брался характер производственных отношений. Такое членение разрывало историю, делало ее историей борьбы классов за устранение одних производственных отношений и утверждение новых. В действительности производственные отношения включены в общую ткань общественных отношений, выступают показателем уровня совершенства цивилизации, мерилом ее «человечности». Абсолютизировать их – это искажать действительный смысл истории, игнорировать постоянное присутствие в общественной жизни человеческого фактора: воли, сознания, знаний, целей, объективных возможностей данного периода состояния общества. Производственные отношения так же подвижны, как подвижна сама общественная жизнь.