Материалистическое переосмысление гегелевской диалектики в философии марксизма

Маркс, переболевший гегельянством в молодые годы, в ходе разработки своей социально-ориентированной философии (т.е. имевшей целью изменить социальный мир), нашёл обоснование неизбежности силового переустройства общественной жизни не только в закономерностях развития материального производства, но и в гегелевской методологии анализа движения «абсолютного духа», который прошел путь от «чистого ничто», а завершился «человеческим духом».

Всерьез работать над гегелевской диалектикой Маркс начал с сороковых годов XIX века, постепенно переходя от её анализа к критическому переосмыслению, создав в итоге материалистическую диалектику, сохранив при этом сами принципы диалектического мышления. Но одновременно была дана высокая оценка всего богатства содержания гегелевского идеализма, когда универсальная картина бытия, как различных ступеней проявления «абсолюта», была воспринята материалистом Марксом как реальная картина развития мира, всех слагаемых материальной реальности, начиная от неживой природы и заканчивая человеком и его сознанием. Вот как характеризовал проделанную им работу сам Маркс: «Мой диалектический метод не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург (творец. – Ю. Б.) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней».

Даже при беглом сравнении наследия Гегеля и Маркса мы видим, что они одинаково признают наличие в сознании диалектического метода мышления, но расходятся в понимании его корней, истоков. Различие вытекает из самого принципиального различия между материалистическим и идеалистическим мировоззрением. Для Гегеля источником диалектического мышления выступает «абсолютная идея», насыщенная диалектикой; для Маркса таким источником является само материальное бытие, окружающий мир во всем богатстве свойств, связей, многообразии видов движения. Диалектика объективного мира отражается в нашем сознании как диалектика нашего мышления. Следовательно, диалектику нашего сознания следует рассматривать как диалектику субъективную, а диалектический характер окружающего бытия выступает объективной диалектикой.

Можно утверждать, что окружающий человека мир просто обязывает человека мыслить диалектически, если мы желаем его постичь, использовать полученные знания в своей материально-практической и духовной деятельности.

Полтора столетия назад подобный подход к гегелевской диалектике был революционным шагом в развитии теоретической мысли, поскольку здесь открывался путь к новому, «антигегелевскому» переосмыслению всей картины бытия при одновременном сохранении за сознанием права на диалектическое мышление. Выведенные Гегелем законы диалектики из законов «абсолюта» стали пониматься как отраженные в сознании всеобщие законы развития всех уровней бытия, от материального до духовного; а категории диалектики – это уже не ступени воплощения идеи в реальность, а ступени познания состояний бытия, раскрытие соотношения движения и покоя, суммарное отражение в сознании общих признаков всех уровней бытия, показатель его единства.

Категории выступают понятиями нашего сознания, но понятиями предельно общими, предельно абстрактными. Ими обозначается всеобщее в каждом виде конкретного. По форме категории субъективны, они – продукт нашего сознания, но то, что в них выражается, находится уже вне нашего сознания. Так что нужно видеть категории как явление субъективно-объективное. Для примера можно обратиться к самой обширной по содержанию категории – «бытие». Бытием является всё, начиная от атома до бесконечной Вселенной, от невидимого для глаза гена живой клетки до слона и крокодила. Бытием выступает и наша духовность: мир мыслей, желаний, надежд и планов. Мы понятием «бытие» все это объединили, связали в цельность, но одновременно не назвав ни единого конкретного признака какой-либо формы бытия. Категориями «рангом» ниже будут выступать категории: материя, сознание, движение, мера, закон и т.п.

Параллельно философия пользуется и такими категориями, которые определяются как парные. Особенность парных категорий в том, что они призваны отразить подвижность, изменчивость, связь внутреннего и внешнего в самых различных формах бытия. Примерами парных категорий могут выступать категории «форма и содержание», «сущность и явление», «часть и целое», «единичное – общее» и др. Парные категории отражают в себе не только устойчивость, но и внутреннюю подвижность бытия. Примерами подобных категорий служат категории «покой – движение», «эволюция – скачок», «причина – следствие», «возможность – действительность» и др. В целом категории диалектики выступают конкретизацией её законов, а сами законы, в свою очередь, выражаются через категории. Следовательно, диалектику как науку необходимо видеть в единстве законов и категорий диалектики. Она выступает и картиной жизни объективного бытия, и картиной отражения в нашем мышлении этого бытия. Она же выступает и общей методологией познания, когда обязывает нас видеть не только бытие в его данном виде, данном состоянии, а обязывает помнить о прошлом и будущем любой формы бытия, постоянной подвижности связей и признаков. Этот всесторонний анализ форм бытия, когда мы мысленно как бы «переворачиваем» интересующее нас явление, будет более эффективным, если мы при этом будем руководствоваться разработанными в философии принципами диалектического мышления. Мыслить диалектически – это:

– во-первых, видеть каждое явление многосторонне, поскольку каждое явление обладает множественностью признаков;

– во-вторых, постоянно учитывать многосторонние связи каждого явления, поскольку связи могут оказывать существенное воздействие на сущность;

– в-третьих, необходимо постоянно видеть «жизнь» рассматриваемого явления, его изменение, предвидеть возможное «завтра»;

– в-четвертых, надо помнить о конкретности сущности, её зависимости от связей. Например, Петров в аудитории – студент; на улице он уже пешеход, в автобусе – пассажир; когда прибудет домой – там он уже ненаглядный ребенок, желанный сын и внук. Вот как следует видеть изменение сущности в зависимости от связей;

– в-пятых, нельзя забывать о наличии таких сторон рассматриваемого объекта (будь то дерево или человек), как наличие в нем внешнего и внутреннего; внешнее, определяемое как явление, всегда богаче, многостороннее, оно способно загораживать сущность («Не покупай коня в дождь, не ищи невесту в наряде». – Посл.). Поэтому важно уметь рассмотреть сущность при всей красочности явления;

– в-шестых, надо уметь за случайным уловить закономерное, основное;

– в-седьмых, и это будет, пожалуй, самым главным, диалектическое мышление недолжно быть схоластикой; оно призвано служить общественно-политической практике и познанию, быть ориентиром в материально-практической деятельности, спутником в сфере повседневного бытия.