Религиозная картина мира

Если рассматривать космологическую часть какой-либо религии конкретно, то мы обнаружим определенные различия в частностях понимания мироздания, но принципиальные положения в объяснении исходных положений мироздания повторяются. Обратимся к христианской религии как одной из наиболее развитых и самой влиятельной в современном мире. Христианская космология вытекает из Библии. Богословская интерпретация ее положений создала в глазах верующего человека довольно убедительную картину бытия, начиная от его творения вневременным Богом и до «последнего часа», когда тварный мир по воле того же Бога так же внезапно исчезнет, как и был в свое время создан из ничего, по слову божьему. Поскольку современное мышление несколько отличается от мышления «библейских времен» (времени написания первых книг Библии), то современное богословие несколько поясняет нарисованную в Библии картину творения мира за «шесть дней»: эти «шесть дней» вошли в Библию потому, заявляют богословы, что эта книга писалась для людей с мышлением и знаниями четырехтысячелетней давности, а потому «шесть дней» названы Богом Моисею «для ясности», для понимания, поскольку у нас нет права мерить день божий нашими сутками; божий день может длиться миллионы и миллиарды лет.

В целом, согласно религиозным представлениям, первооснова мира – Бог. Он вечен, невыразим, его не видел никто и никогда. Даже для личной встречи с Моисеем он явился в виде объятого пламенем куста, а после окончания встречи пламя исчезло, осталась «неопалимая купина». До дня Страшного суда его никто и не увидит (Иисус Христос, многократно изображаемый на иконах в образе 30-летнего мужчины – это земное проявление Бога в образе Богочеловека, когда он снизошел на Землю в виде Бога-Сына). Бог – предвечное бытие, не подвластное времени и пространству. Время – явление чисто земное. Оно началось с того момента, когда Бог «по слову» создал мир и всех тварей земных. Вершина божественного творения – человек, который выступает не просто высшей формой в ряду творений, а является существом исключительным, созданным Богом по «своему образу и подобию», а весь остальной мир создан Богом для человека. Бог создал человека не только по своему образу и подобию, но и даровал ему бессмертие, насадил для него «сады Эдемские».

Однако все дарованные первочеловеку божественные блага были им сразу утрачены, как только свершилось «грехопадение»: Адам и Ева вкусили плод с «запретного древа познания добра и зла». В итоге Адам и Ева сразу превратились из полубожественных существ в людей, им стало доступно познание. Они увидели свою наготу, разнополость, и устыдились Бога, когда он в очередной раз спустился к ним. Узнав об ослушании и о том, что главной виновницей проступка была Ева, Бог в гневе проклял свое «высшее творение»: Адам был обречен в поте лица добывать хлеб свой, а Ева – в муках рожать детей. Первородный грех лег тяжким бременем на «весь род людской».

Род Адама размножился (Библия ведет родословную по мужской линии) и заселил Землю. Через много столетий люди стали забывать Бога, погрязли в грехах, особенно в грехе блуда, когда к земным женщинам даже спускались с неба ангелы и блудили с ними. Наказанием грешникам был посланный Богом всемирный потоп, в котором погибло все грешное человечество, кроме Ноя и его семьи, поскольку только Ной был праведником. О грядущем потопе он был заранее извещен ангелом и по его же указанию построил ковчег, в котором спаслась семья Ноя и взятые им представители животного царства – «Всякой твари по паре». Началось второе заселение Земли потомками семьи Ноя. Но новые поколения вскоре повторили ошибку прежних поколений, они также забыли Бога и его заповеди, впавши в грех многобожия.

На этот раз Бог проявляет милость к своему неразумному творению – явился на Землю в виде Бога-Сына, передал людям в истинном виде веру, своим личным примером жизни и поведения, своими поучениями и проповедями открыл дорогу в Царство Небесное всем поверившим в него, грешникам же уготованы после их смерти муки адские. Остановится время, реальным станет небытие, вечность. Души праведников будут приближены к Богу и обожены, т.е. сольются с божественной сущностью, не утрачивая при этом своей индивидуальности. Эта новая вечность будет насыщена божественной полнотой. Таким рисуется прошлое, настоящее и будущее материального бытия в положениях православного богословия.

Католическое и протестантское богословие, в принципе, в таком же ключе рисует бытие, но оно не смущается отходить в ряде деталей от традиционализма. Например, в богословие вошла идея божественной эволюции Вселенной, в отличие от естественной эволюции. Не отрицая теоцентризма, современные западные богословы не настаивают уже на идее геоцентризма мира, поскольку представление о Земле как планете Солнечной системы сегодня вошло даже в религиозное сознание. Православие гордится своим традиционализмом; даже календарь ведется «от сотворения мира» (с опорой на библейскую хронологию). Западные богословы стремятся двигаться в ногу с эпохой. К примеру, член католического ордена иезуитов философ-богослов Тейяр де Шарден в своей космологической модели использует уже модель пульсирующей Вселенной, хотя у него бытие мира начинается не с первичного взрыва, а с предвечного Христа, из которого бытие истекает, разворачивается во всем богатстве материального бытия, очищается искупительной жертвой Христовой и вновь возвращается к Христу. Но римско-католическая церковь эти искания не одобрила: в этой космологической модели Вселенной за «бортом» остается вся ветхозаветная часть Библии.

Рядовой верующий, не искушенный в тонкостях современного богословия, равно как и не интересующийся современными изысканиями атеистической мысли, твердо придерживается традиционных представлений о мироздании: Бог – мир – человек – душа – посмертное воздаяние. И всё.