Философия как цельная картина бытия. Предмет философии как науки

Понятие «бытие» стало входить в философию с VI в. до н.э., когда древнегреческий философ Парменид в своей поэме «О природе» поставил цель, пожалуй впервые в истории философской мысли, нарисовать целостную картину окружающего нас мира, которая бы включала в себя всё, от звездного неба до земли, от образов мифологических представлений до человека. Всё это есть, оно было и будет всегда. Мир во всех его проявлениях есть определенная цельность, устойчивость, поскольку всё есть единое бытие.

«Быть, а также не быть. Рождаться, а также и гибнуть,

Место на место менять, обменивать цвет и окраску.

Есть же последний предел, и все бытие отовсюду

Замкнуто, массе равно вполне совершенного шара,

С правильным центром внутри».

Парменидовский подход к бытию в этом отрывке из его поэмы вырисовывается довольно отчетливо: бытие – это застывшая цельность с перемещениями внутри себя, когда на место одной формы приходит вторая, оттесняя первую на периферию шара, причем позже эта оттесненная часть вновь будет приближаться к центру, и, так до бесконечности. В этой картине движущегося бытия неподвижным остается только его центр – Земля. Подобная картина бытия в своей мировоззренческой части является материалистической, но в методологии мышления – метафизической: всё в итоге оказывается наличием того же самого, хотя в какой-то степени и подвижного. Гераклитовского «все течет» мы здесь не наблюдаем. Но даже если что-то и «утекает», то оно вскоре вновь возвратится в своем исходном виде.

В современном философском мышлении бытие также понимается как единство, как цельность форм, но форм меняющихся, отличных и связанных единовременно, а само бытие можно представить как структурно-иерархическую пирамиду. Как в свое время для Парменида, так и для современного философского мышления «бытие» выступает центральным понятием, поскольку отраженная в этом понятии картина конкретного бытия определяет все последующие положения философской теории.

Исходная форма бытия. Под понятием «исходная форма бытия» подразумевается то, откуда все пошло (если такое «откуда» было). Нам, землянам, можно уверенно говорить, что все из Космоса, от Космоса. Его мы признаем как безусловное начало всего существующего на Земле, как источник всех остальных видов бытия, в том числе и бытия духовного. Человека неживая природа буквально окружает со всех сторон. Земля, вода, воздух, богатство минерального мира и многое другое – всё это предстает перед нами как неживое бытие. Но здесь, за бортом нашего внимания, осталась небольшая «малость» – остальная Вселенная. Однако даже если она в какой-либо своей части развилась до разумных форм, то это все равно составит лишь какую-то ничтожную долю процента от остальной неживой массы (как, впрочем, и на Земле).

Неживая природа проста в своих исходных элементах. Современная наука знает 109 из них. Считается, что таблица элементов Д. И. Менделеева близка к завершению. Наличие определенных из них обнаружено и в Космосе. В своих разнообразных сочетаниях они образуют всё многообразие материального вещества, от «вселенских» водорода и гелия до каскада трансурановых элементов. Исходя из этого, естествознание, а вслед за ним и философия авторитетно утверждают: неживая материя является самой распространенной формой бытия, исходной формой для всех остальных форм. В философии она определяется понятием неживая материя (более глубокая расшифровка этого понятия будет дана в соответствующей теме). Неживая материя, будучи предельно бесконечной по объему и массе, тем не менее, не охватывает остальных видов материального бытия, а они есть. Чтобы их увидеть и понять, нам придется уйти из бесконечных миров и остановиться на нашей Земле, которая единовременно выступает, как это будет показано ниже, носительницей всех видов бытия.

Живая природа как форма бытия. Жизнь, живое существует только на Земле. Наличие жизни в иных мирах сегодня остается только гипотетическим предположением. Вопрос о причине возникновения жизни на Земле крайне важен как для философии, так и для естествознания вообще, но на сегодня он ещё продолжает оставаться загадкой. Для философии важно не само происхождение жизни на Земле, а уяснение связи живого и неживого, отличие живого от неживого. При анализе живых форм сегодня уже твердо установлено: что-то особенное, чего нет в неживой природе, живое в своем химическом составе не несет. Отличие состоит лишь в самом порядке сочетания исходных элементов, формировании их в живую клетку. Но то, что в неживом выступает как определяющее, на уровне живых форм отступает на второй план. Сущностными признаками оказываются те, которые и образуют то, что мы называем жизнью. Если мы условно обозначим суммарные признаки неживого символом «А», то признаками живого уже будут выступать символы «а + В». Подобный прием позволяет наглядно увидеть, что между неживой и живой формами бытия нет непроходимой грани, однако на уровне живого признаки неживого отступают на второй план, превращаются в неосновные, сопутствующие; основными же делаются те, которые составляют сущность живого, придают цельность организму, обеспечивают его жизнедеятельность. Неживым формам эти новые качественные признаки не свойственны, но их основой выступает неживое. В итоге мы видим двухъярусное бытие: вселенскую «подошву» – «А» и поднявшуюся над ней качественно новую форму «а + В». Эта модель будет оставаться правильной и для «иных миров». Если там появится или уже наличествует жизнь.

Социальное бытие и его особенности. Мир неживой и живой природы в своей совокупности сам оказывается большой «подошвой» для более высокой формы материального бытия, которое сформировалось в результате появления человека на Земле и его направленной на выживание материально-производственной деятельности. Этим новым бытием выступает человеческое общество. Социальное бытие – явление историческое, Его становление и развитие – это зеркальное отражение развития самого человека. Оно продолжалось около трех миллионов лет, начиная с того периода, когда видовой предок человека расщепился на две ветви: человекообразных обезьян и собственно человека. Причины подобной видовой мутации еще продолжают оставаться гипотезами. Три миллиона лет ушло на то, чтобы наш предок, постепенно меняясь биофизиологически, анатомически, психически, постепенно приобретал «человеческие» черты, одновременно постепенно удаляясь от остального царства живой природы.

Около миллиона лет назад древнее собирательство сменила трудовая деятельность, а вместе с появлением труда начались коренные качественные изменения в образе жизни, поведении, способе общения. Бывшая стадность постепенно сменяется общежитием, когда природную инстинктивную жизнедеятельность вытесняет жизнедеятельность осознанная, формируется осмысленная речь. Стоянки древнейшего известного науке человека («синантроп») обнаружены в Китае. Им около 500 тыс. лет; скелетные останки «кроманьонца» (местечко Кроманьон на юге Франции) уже ничем не отличаются от скелета современного человека. «Возраст» останков определяется в 50–70 тыс. лет. Но между синантропом и кроманьонцем разница огромная, если судить по скелету и степенью различий пропорций костей скелета. Если синантроп уже пользовался огнем, имел постоянное стойбище, то уровень развития кроманьонца был значительно выше: остатки орудий, жилища говорят о том, что он был искусным ремесленником и художником, был наделен образным мышлением, в его жизни большое место занимали закрепленные родовые традиции, магические ритуалы. Можно с полным основанием сделать вывод, что он был уже членом первичного человеческого общежития.

Социальное бытие – это результат, итог изменений и развития неживой и живой природы. Но его нельзя рассматривать как простую сумму качеств двух первых ярусов материального бытия: оно во столько же раз сложнее, многограннее живой природы, во сколько та многограннее неживого. Сравнение приблизительное, но вполне допустимое.

Качественное своеобразие социального бытия обусловлено качественным своеобразием человека как сознательно-деятельного, целеполагающего существа. Своим сознанием он как бы одухотворяет всю природу, своей деятельностью изменяет и перестраивает окружающий мир, подчиняя его своим целям, задачам, потребностям. На разумно-нравственной основе строятся сами межчеловеческие отношения. Используя прошлое, анализируя настоящее, человек прогнозирует свое будущее. Одновременно человек продолжает оставаться существом природно-биологическим, поскольку в его организме присутствует весь веер элементов таблицы Менделеева. Он оказывается вершиной всего материального бытия, но особенность человеческого бытия в том, что оно насквозь пронизано духовностью, обусловленной социальностью.

Следовательно, социальное бытие есть и особая форма бытия, и специфическое продолжение двух нижележащих ярусов. Используя уже применяемую ранее буквенную схему, мы выражаем её теперь в виде модели «а + в + С», где «С» явится символом наличия в этой форме бытия новых качественных особенностей, а превратившиеся в неосновные признаки «а» и «в» свидетельствуют, пусть и схематически, о единстве всего материального бытия при одновременном качественном различии между его уровнями.

Духовное бытие. Духовное бытие в первом приближении выступает как сознание и осознанная деятельность человека, в основе чего лежит работа коры головного мозга, но подобное упрощенное представление не отражает содержания понятия «духовное бытие». Вне всякого сомнения, духовное бытие немыслимо без работы коры головного мозга, но его особенность определяется тем, что человеческое сознание социализировано. Животные, обладающие корой головного мозга, способны к образному отражению окружающего предметного бытия. Например, корова видит дерево и обойдет его, когда оно оказывается на её пути; пусть той же тропинкой идет человек, при встрече с деревом он также обойдет его, но в считанные мгновения он отметит в сознании породу дерева, возраст, стройность ствола, потребность именно в подобном дереве для какого-либо дела и др. Животное подобного «анализа» не сделало и не способно это сделать. Оно восприняло дерево исключительно биофизиологически (опасно – нет? съедобно – нет?). На большее животное не способно, поскольку это не нужно для его выживания. Человек, повстречав на своем пути, оценил данное дерево не только и не столько биофизиологически, но воспринял его социально, т.е. примеривая его свойства к своим нуждам и потребностям в будущем.

Подобное социально-оценочное восприятие присутствует в человеке и при соприкосновении с предметами и явлениями посложнее дерева: машинами, строениями, явлениями общественной жизни (властные структуры, политические партии, явления культурной жизни и многое другое). Духовная составляющая социального бытия – это своеобразная аура, которой окружена вся общественная жизнь. Носителем её выступает все общество, а источником, «корнем», откуда всё идет, – человеческое сознание. Но здесь оно выступает уже не как биофизиологическое свойство мозга, а как осмысленное, социализированное восприятие всех форм наличного бытия, межчеловеческих отношений, господствующих морально-этических ценностей, научных знаний, социальных идеалов, достижений художественной культуры и др. В результате оказывается, что не только жизнь индивида, но и всего общества пронизана духовностью, а само производство и распространение духовных ценностей становится особым видом деятельности.

Следовательно, духовное бытие надо видеть как итог, суммарное порождение и отражение всех нижележащих ярусов материального бытия. Используя уже применяемую буквенную схему, мы теперь можем показать всю структуру и связи всего бытия. У нас получится следующее: «а + в + с + Д», но духовное бытие, в отличие от нижележащих ярусов бытия, является бытием идеальным, тогда как три предыдущих яруса являются бытием материальным. Его можно воспринять нашими органами чувств, оно существует независимо от нашего сознания. Духовное бытие, напротив, имеясь в действительности, в то же время не может быть воспринятым как объективная, независимая от нас реальность, проявиться в чувственной форме. Держа в руках партитуру оперы «Евгений Онегин», нельзя сказать, что у нас в руках опера – у нас только бумага, исписанная нотами. Сама же опера развернется на сцене театра, вызвав в нас сумму чувств, переживаний, мыслей. Духовное бытие – это идеальная реальность, т.е. объективно оно есть, но в вещной форме его нет.

Философия как наука постижения бытия традиционно определялась как наука о всеобщих законах развития природы, общества и сознания (Ф. Энгельс). Определение, будучи принципиально-правильным, оказалось, как показали современные исследователи философии, неполным: в нем потерялся человек с его миром чувственно-оценочного восприятия познанного. Она несет в себе и черты науки, и черты субъективного отношения к познанному, воспринятому. Следовательно, философия – это рационально-оценочное восприятие основных закономерностей материального, социального и духовного бытия. Дать краткое, но правильное и полное одновременно определение любой науки – это очень сложная задача. По отношению к философии следует помнить, что она одновременно выступает и наукой, и мировоззрением, несет в себе и познанное, и человеческое отношение к этому познанному. В философии бытие выступает через призму человеческого отношения к нему. Поэтому имеются все основания утверждать, вслед за Гегелем, что каждый человек в душе философ, но философ разный, поскольку индивид видит бытие своими глазами, воспринимает его горизонты в пределах собственных знаний бытия, оценивает познанное субъективными чувствами, субъективными интересами, с позиций собственных мировоззренческих взглядов, а потому в мире так много «философий» и «философов», тем более что на недостаток ума никто не жалуется.