Место метода в философии. Предпосылки появления метафизического и
диалектического методов мышления

Слово «метод» прочно вошло в лексику всех языков, поскольку человек постоянно ставит перед собой вопрос «Что делать?», а следом за ним с неизбежностью возникает второй: «Как делать?» Материально-практическая деятельность человека развивалась тысячелетия, человек просто был вынужден овладевать приемами выполнения того или иного дела. Если дикарь был своего рода универсалом в выполнении всех видов первобытнообщинного труда, то усложнение общественной жизни привело к появлению ремесел, профессионализму в какой-либо определенной отрасли деятельности: ткач, портной, оружейник, ювелир, строитель и т.д. – всё это было ответом на вопрос «как делать?». Отличие профессионала от остальных людей заключается в том, что профессионал владеет методами превращения исходного сырья в нужную вещь, реализуя тем самым поставленные цели. В материально-практической деятельности метод – это умение пользоваться соответствующими орудиями труда, будь то лопата, скальпель хирурга или приборная панель самолета.

Предмет исследования философа – всё бытие, форма «действия» – мышление, но как рассматривать бытие? Как у деятеля-практика метод диктуется, навязывается предметом и задачей, так и для философа метод восприятия бытия диктуется тем, как он воспринимает это бытие, обрабатывает полученное восприятие своим мышлением. Так что метод философского мышления по форме субъективен (им пользуется человек – субъект), но содержание самого мыслительного процесса определяется объектом, т. е. тем, что находится вне сознания. Поскольку философ воспринимает элементы бытия для того, чтобы проникнуть в невидимое, сущностное, то в мышлении обязательно присутствуют знания, но знания частные, узкие по отношению к данному объекту, опираясь на которые, философ надеется получить широкие обобщения.

Метод в философском мышлении – явление историческое. Мышление философа в широком смысле слова отражает конкретно-историческую эпоху своего времени, уровень знания общественных и природных явлений, имевших распространение в данное время, логику развития самого познания. Мышление человечества об окружающем его мире можно сравнить с индивидуальным развитием мышления ребенка в процессе его роста. В младенчестве его мир – это набор окружающих его вещей и животных, среди которых наш карапуз хорошо ориентируется, ему всё ясно в этом небольшом мирке. Но в ходе индивидуального развития, когда недавний ребенок становится юношей, затем превращается в мужчину, он теперь видит перед собой совершенно новый мир, в котором даже ясные когда-то вещи приобретают новые очертания, признаки, ценностное содержание. Этот простой для понимания пример позволяет нам сделать ясным вывод о том, что индивидуальное сознание за десятилетия своего развития в спрессованном виде отразило тысячелетия развития мышления всего человечества и растущую глубину восприятия самого окружающего мира.

Для первых мыслителей мир выступал набором вещей, предметов, устоявшихся отношений. Умирающее возрождалось вновь в том же виде (семя дерева вновь повторит себя в новом дереве, пара скакунов принесет такое же потомство, сын осваивает ремесло своего отца и так же скоро будет мастером своего дела). В общественной жизни мыслители видели такой же круговорот: со смертью правителя-тирана на его место приходит такой же молодой правитель-тиран, люди живут заветами дедов и прадедов, повторяются сезонные работы и т.д. Мир оказывается какой-то от века заведенной машиной, когда его кажущееся течение всего-навсего только повторяет уже бывшее.

В таком же виде предстоял мир и перед глазами ранних философов: есть то, что было, – будет то, что есть. Подобный метод мышления о мире, когда он кажется меняющимся в частностях, но повторяющимся в основных своих характеристиках, получил в философии название метафизического метода мышления. Как видим, в философию вернулся старый термин, но в новом, узкоспециализированном смысле слова: в девятнадцатом веке метафизикой стали называть не древнюю «мудрость», а окостенелый подход к бытию, когда оно в глазах мыслителя рисуется как вечное и неизменное, когда оно выступает в лучшем случае только повторением уже бывшего ранее, но ничего принципиально нового не появится и появиться не может. Метафизическое восприятие мира оказалось удобным для религиозного мышления: какое и что может появиться как новое, если всё уже создано Богом, создано сразу и навсегда, до скончания веков! Следовательно, метафизический метод мышления – это такое представление о мире, когда он рисуется простым набором изолированных друг от друга видов бытия, где возможны лишь повторения уже бывшего ранее; источник самого движения и частичных изменений остается за бортом внимания.

Подобное восприятие мира было естественным для мышления того периода, когда реальные знания природы, общественных явлений были очень низкими. Люди знали реальность на уровне чувственного опыта (чувственный опыт – это знания, полученные в ходе соприкосновения с вещами окружающего мира в ходе материально-практической деятельности, наблюдений над явлениями природы), но они были ещё не в состоянии «заглянуть за вещь», увидеть, уловить невидимое на уровне знаний, получаемых от живого опыта: при конкретном соприкосновении с объектами трудно постичь причинность, закономерность, взаимопереходы одного во второе и т.д. Хорошей иллюстрацией применения метафизического метода мышления в естествознании является построенная гениальным ботаником К. Линнеем «лестница живых существ», когда он описал, систематизировал всё известное ему царство растительного мира по уровню сложности каждого представителя царства растений, дал всем видам латинские названия. Получилась единая картина, но разорванная на изолированные виды и подвиды растительных форм, существующих «от века»: всё царство растительного мира изначально сотворено в том виде, каким оно выглядит сегодня, и каким оно останется навсегда.

Но время шло, ритм истории ускорялся. В Европе рушилось пришедшее из средневековья теологическое мировоззрение. Началось новое освоение земного шара, Коперник «остановил Солнце и сдвинул Землю» (слова на надгробии его могилы в Кракове), Колумб, Магеллан, Васко да Гама подтвердили идею о шарообразности Земли. Настоящим триумфом естествознания стала первая половина XIX века, когда канто-лапласовская гипотеза происхождения Солнечной системы получила подтверждение в естествознании. Застывшего косного мира больше не стало: Шванн, Шлейден, Майер, Дарвин, Менделеев своими открытиями закономерностей живой и неживой природы нарисовали новую картину обозримого бытия. Материальный мир словно ожил, оказался наполненным связями, переходами, движением. Эта новая картина мира сразу была «переведена» на язык философии, которая теперь оказалась в состоянии подтвердить высказанную ещё Гераклитом идею общего движения бытия, когда всё проходит – «панта реи».

Этот новый метод мышления о бытии, всех его составляющих явлениях получил название диалектического метода мышления. Верно, само слово не является новым, оно пришло из древнегреческой философии, где диалектикой называли умение убедительно спорить, отстаивать свою концепцию в объяснении каких-либо явлений действительности. Понятием «диалектика» многократно пользовались философы во все времена, хотя порой вкладывали в него произвольный смысл. Конец разночтениям положил немецкий философ Гегель, который в начале XIX века развил грандиозную систему диалектического идеализма. С середины того же столетия началось торжество материалистического диалектического метода. Мыслить диалектически – это видеть мир, явления, все стороны реальности в связях, в их развитии, во взаимных переходах одного явления во второе и т.д. Под давлением успехов практики, эффективности использования диалектического метода мышления в естествознании новый метод мышления быстро вытеснил метафизическое мышление из всех сфер познания.

Вся человеческая практика последних двух столетий подтверждает истинность диалектического метода мышления, поскольку оно позволяет более полно увидеть развертывающуюся перед нашим взором картину бытия и отражающего его закономерности человеческого разума. Философия за столетия своего развития разработала и отшлифовала общую методологию диалектического рассмотрения различных сторон бытия, т.е. основные принципы диалектического мышления.

Мыслить диалектически это:

– видеть вещи и явления в движении и развитии, в их «живой жизни», постоянно учитывать это в познавательно-практической деятельности;

– рассматривать явления только с учетом их связей с другими явлениями, могущими оказывать воздействие на их сущность, признаки;

– при анализе явлений обращать внимание на основное, определяющее, учитывать это в практической деятельности и познании;

– видеть нарождение нового в развивающемся явлении, помнить о неодолимости нового, поскольку оно неизбежно проявится в будущем;

– постоянно помнить подвижность, жизнь вещей и явлений, возможное превращение основного в неосновное под влиянием меняющихся внешних воздействий.

Кроме того, диалектика обязывает рассматривать все явления конкретно-исторически, то есть в природе нет «дерева вообще», а есть только конкретные породы деревьев в конкретном месте, конкретного возраста; в такой же мере нет «человека вообще», а есть только конкретные иваны и джоны с их конкретным социальным статусом, – одним словом, диалектическое мышление не признает ценности за общими рассуждениями, а велит вести сущностные поиски, искать сущностные ответы.

Вне всякого сомнения, стихийно все люди в своей жизни и материально-практической деятельности близко стоят к подобному методу мышления и действий. Но гораздо рациональнее использовать диалектическое мышление осознанно, особенно при рассмотрении явлений общественной жизни, когда обилие фактов, событий, информации, назойливая реклама загораживают сущность того или иного явления, мешают увидеть тенденцию развития, понять причинно-следственные связи и многое другое. Только диалектика ограждает наше мышление от крайностей, помогает разглядеть за случайным закономерное, за единичным фактом – общую тенденцию, уловить сущность за калейдоскопом событий. Эти стороны диалектики целесообразно сохранить в памяти как можно дольше, а лучше – на всю сознательную жизнь.